Статьи

Это страшное слово — «федерализация»

17.08.2014

Зов регионов

В то время как идея «федерализации Украины» активно поддерживается в России на официальном уровне, за разговоры о федерализации в отношении регионов Российской Федерации теперь преследуют.

Еще в июле появились первые сообщения о готовящемся Марше за федерализацию Сибири, запланированном в Новосибирске на 17 августа. Один из его организаторов Алексей Баранов объяснял ОВД-Инфо, что под федерализацией понимается вовсе не сепаратизм, что те, кто готовит мероприятие, против развала страны, а выступают за национализацию предприятий, чтобы деньги от производства шли не олигархам, а распределялись государством на нужды населения. Основной лозунг марша — «Хватит кормить Москву!» (кстати, мероприятия под этим лозунгом уже не раз проходили в регионах). Кроме того, организаторы марша отстаивают идею независимой от центра региональной политики, что соответствует принятому в государстве принципу федерализма, а также говорят о необходимости создания Сибирской республики в составе России или уравнивания регионов Сибири в правах с республиками. Впрочем, они говорили и о том, что хотят «потроллить власть», поддерживающую «сторонников федерализации» на юго-востоке Украины.

Позднее стало известно о подготовке аналогичных мероприятий в других регионах, тоже назначенных на 17 августа. Заговорили о федерализации Кубани и Урала. Были сообщения и о Марше за федерализацию в Калининградской области. В некоторых сообщениях упоминались даже некие «народные республики», по аналогии с самоназванными Донецкой и Луганской.

Читать запрещено

Власть отреагировала на эти планы нервно. Как сообщает Информационно-аналитический центр «Сова», с 1 августа было заблокировано несколько десятков страниц интернет-изданий, где упоминался новосибирский марш. Начали со статьи одного из организаторов мероприятия, бывшего активиста «Другой России» Михаила Пулина на сайте «Новый смысл». Были заблокированы страницы мероприятия в социальных сетях. Кроме того, более десяти изданий, в том числе довольно известных (среди них «Полит. Ру», «Regnum», «Росбалт», «Грани»), получили уведомления от Роскомнадзора с требованием удалить соответствующие материалы. В уведомлениях утверждалось, что материалы содержат «призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка». Большинство послушалось: так, с сайта издания «Slon. Ru» было удалено интервью с известным новосибирским художником, организатором абсурдистских «Монстраций» Артемом Лоскутовым, в котором упоминался марш, — при том что Лоскутов, по словам Алексея Баранова, отношения к организации марша не имеет. (Некоторые издания после этого предпочли, упоминая о мероприятии, ничего не говорить о его теме.) А на сайте издания «Новый регион» оказалась заблокирована не только статья Максима Собеского «Сибиряки готовят марш за федерализацию», но даже заметка о том, что упомянутая статья закрыта для просмотра в России.

Собраться не дают

В Новосибирске, Краснодаре и Екатеринбурге были поданы уведомления о проведении маршей, но, разумеется, местные власти отказались их согласовывать (важно отметить, что блокировки и рассылки уведомлений начались до того, как мэрии приняли решение об отказе). В Краснодаре причиной для отказа стало то, что организаторы указали в уведомлении Парк имени Горького, в то время как его официальное название — Городской сад (хотя на картах он называется по-старому). Организаторам екатеринбургского мероприятия заявили, что в том месте, где они хотели его провести, будут идти работы после Дня города. Мэрия Новосибирска сослалась также и на то, что «Генеральной прокуратурой РФ дана однозначная оценка содержанию запланированной на 17 августа акции как публичному мероприятию, направленному на подрыв конституционного строя» (информация взята из статьи на сайте The New Times, удаленной по требованию Роскомнадзора и перепечатанной на сайте «Свободная Зона», в связи с чем редакция сайта получила уведомление). В ответе, подписанном заместителем мэра Новосибирска Геннадием Захаровым, значилось: «Для обеспечения незыблемости конституционного строя, территориальной целостности и суверенитета РФ в проведении марша отказать».

В Екатеринбурге организаторы мероприятия подали после отказа еще одно уведомление, о пикете, в тот же день, но на несколько часов позже, чем в первом уведомлении — но мэрия отказала, сославшись на то, что уборка после Дня города продлится до 23:00. Новосибирский марш организаторы переименовали в Марш за незыблемость конституционного строя. Но это не помогло. Как рассказал ОВД-Инфо Михаил Пулин Алексею Баранову на переговорах в мэрии говорили, что у них есть сведения, будто в Новосибирск на марш съедутся боевики «Правого сектора».

В итоге в Екатеринбурге организаторы решили провести мероприятие в формате одиночных пикетов. В Краснодаре и Новосибирске предпочли провести народный сход. «В любом случае люди, которые решили принять участие в марше, найдут способ реализовать свое конституционное право на свободу собраний, люди выйдут в соответствии с 31-й статьей Конституции, ни к чему противозаконному мы не призываем», — сказал Михаил Пулин.

Баранья голова

Активисты, участвующие в организации маршей, в последнее время подвергаются давлению. В течение последних полутора недель Алексея Баранова и других заявителей марша в Новосибирске вызывали в Центр по противодействию экстремизму. Судя по объяснениям Баранова и Станислава Караковского, в ходе бесед упоминался Артем Лоскутов. На странице еще одного активиста, участвующего в организации мероприятия, Дмитрия Полякова, говорится, что, как объясняли организаторам в Центре «Э», неизвестные подали на них «несколько десятков заявлений в МВД и прокуратуру». «Но полицию мы успокоили, террор на марше не планируется, и агенты госдепа денег нам не платят», — написал Поляков. Баранова спрашивали и о Михаиле Пулине и Максиме Собеском, которых, по данным ОВД-Инфо, тоже вызывали в Центр «Э», но, видимо, не нашли.

Этими беседами дело не ограничилось. 14 августа Баранова с утра вызвали в местное МВД, а вечером в прокуратуру, причем в прокуратуре допрашивали около двух часов. При этом, по его словам, перед тем, как он отправился в прокуратуру, к нему подошли четверо человек и сказали ему, что у него могут быть проблемы, связанные с жизнью и здоровьем, если он не прекратит действия по организации марша. Они упоминали его родственников, их имена и адреса. Баранов уверен, что эти люди связаны с органами. «Я не такой уж известный человек, работаю электромонтажником», — поясняет он, говоря, что людям, действующим не по заданию госслужб, было бы трудно узнать что-либо о его родственниках. В прокуратуре его вновь спрашивали, на чьи деньги готовится марш и не собираются ли организаторы вести какие-то революционные действия. После этого Баранов не ночевал дома, опасаясь, что его могут задержать по подозрению в каком-нибудь преступлении: «Например, скажут, что я телефон отжал у кого-то», — предположил он. На утро следующего дня родители Баранова обнаружили, что под дверь их квартиры, где он прописан, подбросили отрубленную баранью голову.

Одному из созаявителей марша Константину Еременко, которого также ранее допрашивали в Центре «Э», звонили, по словам Баранова, из ФСБ и говорили, что у него могут быть проблемы, что у него могут найти наркотики. Какие-то люди звонили также родителям еще одного организатора марша, Александра Атабаева, а также родителям его девушки и, как рассказал Баранов, спрашивали, знают ли они, с каким человеком она общается. По словам Михаила Пулина, «качки караулят людей у подъездов».

О подробностях организации марша допрашивали и алтайского активиста Дмитрия Бычкова: как он рассказал ОВД-Инфо, сотрудники Центра «Э» намекали ему, что марш финансирует Украина для дестабилизации России.

Не забудут Алтай

Спецслужбам удалось найти Михаила Пулина и Максима Собеского на Алтае. Они вместе с женой Пулина Марией Катынской ехали автостопом, и задержали их в поселке Майма недалеко от Горно-Алтайска (Республика Алтай), причем, по словам Пулина, «чуть ли не план „Перехват“ ввели, ориентировки распространили по сотрудникам». Пулин и Собеский рассказали ОВД-Инфо, что, по их информации, их ловили пять дней. «Майоры задерживали», — заметил Собеский, усмехаясь. Задержанных доставили в местный Центр по противодействию экстремизму — якобы для дачи объяснений на предмет принадлежности к экстремистской организации, причем Пулина допрашивал глава регионального Центра «Э» Алексей Попов. По словам Пулина, борцов с экстремизмом интересовал, помимо деталей организации мероприятия в Новосибирске, их дальнейший маршрут и дальнейшие планы, касающиеся политической деятельности. Собеского спрашивали также, как он относится к событиям на востоке Украины, почему ездит с Пулиным и его женой и не смущает ли его, что у Пулина столько судимостей (Пулин, в прошлом член запрещенной Национал-большевистской партии и «Другой России», подвергался преследованию вместе с другими нацболами и был приговорен к четырем годам лишения свободы по двум делам; «Союз солидарности с политзаключенными» признал его политическим заключенным). Марию Катынскую, которая к организации марша отношения не имеет, тоже допрашивали — о маршруте путешествия, о том, состоит ли она в какой-нибудь политической организации, собирается ли принимать участие в каких-либо публичных мероприятиях. После допроса всех троих отпустили.

Однако приключения троицы на этом не закончились. Собеский отделился от супругов, поймал машину, чтобы ехать в Новосибирск, и уже на территории Алтайского края его остановил наряд ДПС. Проверили документы и отпустили, но к тому времени машина уже уехала, и сотрудники ДПС сами поймали ему другую. Тут его вновь остановили, после чего водитель машины написал на Собеского жалобу о том, что тот якобы угрожал ему, требуя изменить маршрут. Собеский примерно полтора часа просидел в полицейском автомобиле, по его словам, «в чистом поле» (дело было уже глухой ночью) на территории Тальменского района Алтайского края, затем был доставлен в ОВД в поселке Тальменка. Полицейские ссылались на жалобу водителя и некую операцию «Магистраль». Кроме того, спрашивали, не из Костромы ли он (родом из Костромы Михаил Пулин). В ОВД в отсутствии адвоката и в присутствии двух задержанных, по словам Собеского, явно нетрезвых, в роли понятых провели досмотр личных вещей журналиста, ничего подозрительного не нашли и отпустили, получив от него письменные объяснения. О новосибирском марше с ним тоже беседовали, спрашивали и про Пулина и говорили, что он на деньги Государственного департамента США разваливает Россию. С момента первого задержания Собеского на территории Алтайского края до освобождения из ОВД прошло около шести часов.

Пулин и Катынская тоже поймали машину, в ней сидели двое человек. Активиста и его жену везли всю ночь, а утром 15 августа, как рассказала ОВД-Инфо Катынская, сообщили, что «заблудились, заплутали, был туман», и в результате они «каким-то чудом» оказались в Горно-Алтайске. У Пулина и Катынской это не вызвало подозрений. Но вскоре их, уже на территории Алтайского края, задержали сотрудники ГИБДД. Это произошло возле поворота на поселок Троицкое. Вместе с сотрудниками ГИБДД был следователь, который сообщил задержанным, что на них есть ориентировка в связи с кражей. В рюкзаке Пулина обнаружился… некий мобильный телефон (Баранов как в воду глядел), незнакомый ни ему, ни его жене. Катынская предполагает, что люди, которые их подвозили, «были оперативными сотрудниками, которые и подкинули этот телефон. Получается, они выехали из Горно-Алтайска, покатались вокруг него и утром прибыли в Горно-Алтайск». Пулина и Катынскую отвезли в ОВД Троицкого района Алтайского края, Пулина допросили, после чего уже поздно вечером машина отвезла их обратно в Республику Алтай для проведения следственных действий — согласно ориентировке, телефон был украден там. При этом Катынская формально даже не считалась задержанной, речь о возбуждении уголовного дела не шла, статус Пулина также был не ясен. Их привезли в ОВД Майминского района Республики Алтай, в соседнее здание с тем, где их днем ранее допрашивал начальник республиканского Центра «Э» Попов. Здесь они остались ночевать. На следующий день состоялись следственные действия, в результате которых обнаружилось, что на телефоне нет отпечатков пальцев ни Пулина, ни Катынской. Более того — человек, у которого якобы был украден этот телефон, пропал. Тем не менее Пулин и Катынская — в статусе свидетелей по уголовному делу о краже — были оставлены в ОВД. Им сказали, что утром 17 августа следственные действия продолжатся (так что до Новосибирска они вряд ли доберутся).

Всеми возможными способами

В самом Новосибирске 16 августа были задержаны Алексей Баранов и Александр Атабаев. Это произошло на съезде «Национал-большевистской платформы» — структуры, в которую входят организаторы новосибирского марша, вышедшие из «Другой России», несогласные с тем, что лидер незарегистрированной партии Эдуард Лимонов поддержал позицию российского государства в украинском вопросе. Позднее задержанных отпустили, однако обязали 17 августа явиться в Следственный комитет — за полтора часа до начала запланированного ими мероприятия, что означает, что они на него тоже вряд ли попадут. Кроме того, Баранова ознакомили с материалами административного дела по статье 20.2 КоАП, которое возбуждено по факту заявления неких граждан из города Купино, расположенного на значительном расстоянии от Новосибирска, о том, что Баранов агитировал их в баре сходить на запрещенный марш. По словам Баранова, это вымысел, а Купино выбрано для того, чтобы пригласить этих людей как свидетелей было невозможно. Он также рассказал, что сотрудники полиции вносили правки в заявление прямо при нем. Суд по этому делу назначен на 21 августа.

А в это время на Кубани

Преследованию подверглась и кубанская активистка Дарья Полюдова, участвующая в организации мероприятия в Краснодаре (ранее она жила в Новороссийске, где ее постоянно задерживали, в том числе на одиночных пикетах, и сажали по административным делам). 15 августа она сообщила ОВД-Инфо, что на улице к ней пристал некий молодой человек, который стал обвинять ее в том, что она националистка, и «наезжать», после чего появились полицейские и задержали ее, обвинив в мелком хулиганстве. Полюдову доставили в здание УВД Западного округа Краснодара, несколько часов с ней не было связи, после чего краснодарский активист «Солидарности» Виктор Чириков сообщил ОВД-Инфо, что ее оставляют там на ночь. Полицейские приняли у Чирикова еду и сигареты для Полюдовой, но ей не отдали. 16 августа суд приговорил активистку к 14 суткам ареста. Кроме того, как рассказал ОВД-Инфо Чириков, сотрудники местного Центра «Э» навестили пожилую хозяйку квартиры, которую снимает Полюдова, и запугали ее, что она приютила у себя экстремистку, фашистку, человека, способного обворовать квартиру. Теперь Полюдовой после освобождения придется искать новое жилье.

ОВД-Инфо с интересом ждет, с чем столкнутся жители российских региональных центров 17 августа, если захотят где-нибудь собраться и поговорить про федерализацию.

Помочь проекту
ОВД-Инфо собирает деньги на работу группы мониторинга: наша горячая линия работает 365 дней в году
закрыть

Помочь проекту