Статьи

«Каждая посадка — брак в нашей работе»

11.07.2016

По случаю принятия закона «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации», позволяющего полиции разными способами воздействовать на людей с «антиобщественным поведением», историк Алексей Макаров рассказывает, как «профилактировали» инакомыслящих в позднесоветское время.

Цитата, вынесенная в заголовок, взята из разговора сотрудников КГБ с бывшим политзаключенным Львом Квачевским[1].

В Положении 1959 года о Комитете государственной безопасности при Совете Министров СССР и его органах на местах говорилось: «Органы государственной безопасности обязаны непосредственно и через соответствующие организации принимать меры предупредительного характера в отношении тех советских граждан, которые допустили политически неправильные поступки в силу своей недостаточной политической зрелости»[2].

С 1959 года основным средством борьбы КГБ с инакомыслящими стала именно профилактика.

В 1972 году в записке от 11 октября председатель КГБ Юрий Андропов и Генеральный прокурор СССР Роман Руденко подводят некоторые итоги профилактики за 5 лет (до этого централизованный учет не велся). Отмечается, что «большинство профилактированных сделали правильные выводы», но обращается внимание в то же время на то, что некоторые «продолжают совершать действия, которые при определенных условиях могут стать преступными и нанести существенный ущерб интересам нашего государства». Чтобы избежать этого, КГБ просит разрешения делать официальные письменные предупреждения[3]. 25 декабря 1972 года Президиум Верховного Совета СССР принимает указ о применении органами государственной безопасности предостережения в качестве меры профилактического воздействия[4].

В Указе говорилось:

«Установить, что лицу, совершившему антиобщественные действия, противоречащие интересам государственной безопасности СССР, если они не влекут уголовной ответственности, органами государственной безопасности может быть сделано официальное предостережение о недопустимости такого рода действий с последующим уведомлением прокурора.

Для объявления предостережения это лицо вызывается органом государственной безопасности, а в случае неявки может быть подвергнуто приводу.

Если лицо, которому было объявлено предостережение, совершит преступление, наносящее ущерб интересам государственной безопасности, протокол о сделанном ему предостережении приобщается к уголовному делу»[5].

31 октября 1975 года Андропов послал в ЦК записку, в которой отчитывается о профилактической работе за полтора десятилетия. Например, соотношение арестованных по 70-й статье (антисоветская агитация и пропаганда) к числу профилактированных — 1 к 96. К сожалению, непонятно, какие именно действия подвергались профилактике. Так, категории «лица, допускавшие политические вредные проявления» и «лица, имевшие подозрительные связи с иностранцами и вынашивавшие изменнические намерения» составляют только 40 тысяч из 58 тысяч, профилактированных в 1971–1974 годах. Интересно, что почти половина профилактировалась с привлечением общественности (либо с участием представителей общественности, либо на общих собраниях служащих, товарищеских судах и пр.). За два года (1973–1974) было вынесено 981 официальное предостережение КГБ[6].

Статистика

В ежегодных отчетах КГБ обязательно называлось число профилактированных, но надо учитывать, что данные отчета отличаются от данных фонда статистики КГБ на несколько тысяч в большую сторону. С 1987 года в ежегодных отчетах КГБ перестал указывать профилактированных.

Годы

Количество профилактированных

Источник

1959–1966

централизованного учета не велось

http://www.mhg.ru/files/012/Vlastdis.pdf — документ № 10

1967–1970

58298

http://www.mhg.ru/files/012/Vlastdis.pdf — документ № 10

1971–1974

63108

http://www.mhg.ru/files/012/Vlastdis.pdf — документ № 10

1975

около 20 тыс.

http://www.mhg.ru/files/012/Vlastdis.pdf — документ № 19

1976

более 18 тыс

http://www.mhg.ru/files/012/Vlastdis.pdf — документ № 27

1977

свыше 22 тысяч*, 19304**

*http://www.mhg.ru/files/012/Vlastdis.pdf — документ № 35; **данные фонда статистики КГБ (приводятся по таблице, опубл. в Петров Н. Подразделения КГБ СССР по борьбе с инакомыслием 1967–1991 годов // Повседневная жизнь при социализме. Немецкие и российские подходы. М., 2015. С.166)

1978

15590

http://www.mhg.ru/files/012/Vlastdis.pdf — документ № 41

1979

свыше 18 тыс.*, 15720**

*ежегодный отчет КГБ, **данные фонда статистики КГБ (Петров Н. Подразделения КГБ СССР по борьбе с инакомыслием 1967–1991 годов // Повседневная жизнь при социализме. Немецкие и российские подходы. М., 2015. С.166)

1980

15557

http://www.mhg.ru/files/012/Vlastdis.pdf — документ № 48

1981

18498

http://www.mhg.ru/files/012/Vlastdis.pdf — документ № 50

1982

19896

http://www.mhg.ru/files/012/Vlastdis.pdf — документ № 53

1983

21169

фонд статистики КГБ (Петров Н. Подразделения КГБ СССР по борьбе с инакомыслием 1967–1991 годов // Повседневная жизнь при социализме. Немецкие и российские подходы. М., 2015. С.166)

1984

18264

фонд статистики КГБ (Петров Н. Подразделения КГБ СССР по борьбе с инакомыслием 1967–1991 годов // Повседневная жизнь при социализме. Немецкие и российские подходы. М., 2015. С.166)

1985

15274

Ежегодный отчет КГБ (Петров Н. Подразделения КГБ СССР по борьбе с инакомыслием 1967–1991 годов // Повседневная жизнь при социализме. Немецкие и российские подходы. М., 2015. С.178)

1986

10275

Ежегодный отчет КГБ (Петров Н. Подразделения КГБ СССР по борьбе с инакомыслием 1967–1991 годов // Повседневная жизнь при социализме. Немецкие и российские подходы. М., 2015. С.178)

Итого: за 1967–1986 годы почти 329 тысяч профилактированных (а если доверять отчетам КГБ, то еще 6 тысяч), а за весь период профилактирования (с 1959 года) общее количество приближается к полумиллиону.

В ежегодных записках КГБ «Об итогах работы по розыску авторов антисоветских анонимных текстов» проводился и анализ как социального состава авторов, так и причин, сподвигших их на написание писем. Выделились следующие группы причин: 1) политическая незрелость и заблуждения; 2) корыстные и иные низменные цели; 3) из хулиганских и других аморальных побуждений; 4) в силу материальных и других затруднений; 5) под влиянием антисоветских передач зарубежных радиостанций и других форм идеологической диверсии; 6) в связи с психическим заболеванием; 7) враждебные убеждения; 8) на почве националистических настроений. Стандартные формулировки иногда варьировались: так, начиная с конца 1970-х годов среди причин названы и перебои с продуктами, с 1981-го — неправомерные действия должностных лиц на местах и личные обиды.

Кроме того, давалась статистика — сколько человек из установленных авторов профилактировано, на скольких из них заведено уголовное дело, сколько отправлено на принудительное психиатрическое лечение. В среднем, профилактике подвергалась примерно половина установленных авторов, четверть бралась в оперативную разработку.

«Антиобщественным поведением», которое необходимо профилактировать, считалось, например, участие в несогласованных акциях[7] или отказ участвовать в выборах[8].

Как выглядело обычное профилактирование по месту работы

20 декабря 1977 года на заводе «Респиратор» (г. Орехово-Зуево) разбиралось персональное дело старшего инженера Владимира Тюлькова[9]. Поводом для «разбора полетов» послужило его заявление о выходе из КПСС (в связи с несогласием с партией по вопросам внутренней политики) и «представление» начальника местного УКГБ.

Что же такого антиобщественного сделал Тюльков?

Согласно представлению:

— по целому ряду вопросов Тюльков «придерживается взглядов, не совместимых со званием коммуниста»;

— «регулярно слушает передачи западного радио и знаком с некоторой диссидентской литературой»;

— в июне 1977 года отказался дать показания по делу В. К. Гридасова[10];

— поддерживает дружеские отношения с Г. А. Боголюбовым[11], который «за антиобщественное поведение уже находится под следствием и может понести соответствующее наказание» (в январе 1978 года Боголюбов был осужден к одному году лагерей общего режима);

— встречался с «бывшим священником» Д. Дудко[12];

— «одобрительно отзывался об антиобщественной деятельности Сахарова и Солженицына;

— «во время бесед вел себя неискренне и демагогически» (в январе—марте 1977 года Тюлькова пять раз вызывали в Орехово-Зуевский отдел УКГБ на «беседы» [стандартный диссидентский термин для профилактирования]).

В «представлении» также сообщалось, что Орехово-Зуевский отдел УКГБ располагает показаниями близких знакомых Тюлькова, подтверждающими «порочность» его убеждений и взглядов.

Все сотрудники, выступавшие на собрании, хорошо говорили о трудовой деятельности Тюлькова, но предложили исключить его из КПСС. В результате при «единогласном» (так было объявлено официально, но трое воздержались) голосовании Тюлькова исключили из партии, после этого его лишили допуска и предложили перейти на нережимное подразделение завода. Тюльков отказался, после чего профком дал санкцию на его увольнение, и он был уволен. Попытка восстановиться по суду не увенчалась успехом[13].

Кампании по профилактике

Известно по крайней мере о трех масштабных кампаниях по профилактике: к 100-летию со дня рождения Ленина (1970)[14], к визиту Никсона в СССР (1972), получившая среди диссидентов прозвище «Книксон», и перед московской Олимпиадой 1980 года.

Перед визитом Никсона (22–30 мая 1972 года) ряд диссидентов вызвали в районные отделения милиции, где потребовали не совершать «антиобщественных акций», многие были отправлены (внезапно) в командировки, кому-то отключили телефоны, евреям-активистам из регионов не продавали билеты в Москву, практиковались также открытая слежка и задержания. Ряд отказников без всяких обвинений поместили в подмосковные тюрьмы (подобная практика была использована и в 1974 году, во время попытки отказников провести неофициальный международный научный семинар[15]), родственникам (устно!) сообщалось, что причина ареста — «нарушение общественного порядка в прошлом и намерение нарушить в будущем»[16].

В январе 1980 года в связи с Олимпиадой со многими московскими диссидентами были проведены профилактические беседы. И хотя формально их проводили сотрудники МВД, на них присутствовали лица в штатском. На вопрос вызванной на такую беседу Нины Лисовской[17], какая ее «антиобщественная» деятельность имеется в виду, ответили: «Я не знаю. Меня просили побеседовать и предупредить»[18].

Летом 1980 года многие диссиденты были помещены в психиатрические больницы, отправлены в командировки и т. д.

Профилактика в политических лагерях

В политических лагерях практика «профилактирования» заключалась в том, что политзаключенного везли на «перевоспитание» либо в тюрьму на несколько месяцев, либо домой, где с ним встречались родные и уговаривали его осудить свою деятельность в печати. Пожалуй, самый вопиющий случай был с эстонским диссидентом Мати Кийрендом[19], которого привезли на «профилактику» в Таллин. Кийренд просил свидание с больной матерью, в ответ 22 января 1979 года от него потребовали письменно отречься от своих взглядов (на этих условиях ему обещали свидание). Он отказался, а позже узнал, что его мать умерла 21 января[20].

Профилактикой занималась и милиция (например, административный надзор за освободившимися политзаключенными), а также добровольные народные дружины (особенно в начале 1960-х годов), но это тема отдельной статьи.


[1] Хроника текущих событий. Выпуск 34 (http://hr2.memo.ru/wiki/5663).

[2] https://ru.wikisource.org/wiki/

[3] Буковский В. Московский процесс // Русская мысль. № 4103 (1995, 30 нояб.-6 дек.).

[4] Материалы о принятии указа: http://www.bukovsky-archives.net/pdfs/sovter74/pb72-1.pdf

[5] Текст указа: http://old.lawru.info/base98/part9/d98ru9298.htm.

[6] http://www.mhg.ru/files/012/Vlastdis.pdf (документ № 10).

[7] http://www.bukovsky-archives.net/pdfs/dis70/kgb75-12.pdf

[8] http://www.bukovsky-archives.net/pdfs/dis70/kgb75-8.pdf

[9] Тюльков Владимир Степанович (р.1924), ветеран Великой Отечественной войны, старший инженер завода «Респиратор» (Орехово-Зуево); в 1977–1978 годах подвергался преследованиям.

[10] Гридасов Виктор Кузьмич (р.1945), рабочий (Магадан); хотел эмигрировать в США (с 1972), предупрежден по Указу (1975), обвинен в нарушении паспортного режима (1976–1977, в заключении обвинен в «распространении заведомо ложных измышлений…», политзаключенный, 1977–1979). В 1983–1987 по политическим причинам находился на принудительном лечении в Благовещенской специальной психиатрической больнице. В 1990–2000-е занимался правозащитной деятельностью. Эмигрировал в США (2010).

[11] Боголюбов Геннадий Александрович (р.1942), маляр (Магадан); подвергался преследованиям (1973–1976), обвинен в хранении наркотиков, в заключении в 1977–1978, обвинен в хулиганстве и незаконном использовании документов, в заключении в 1980–1981, освобожден по амнистии. В 1990–2000-е годы занимался правозащитной деятельностью.

[12] Дудко Дмитрий Сергеевич (1922–2004), священник РПЦ (Москва, Московская область). Узник сталинских лагерей (1948–1956). Его проповеди пользовались большой популярностью среди московской интеллигенции. Арестован в 1980 году, покаялся и был освобожден.

[13] Хроника текущих событий. Выпуск 49 (http://hr2.memo.ru/wiki/12807).

[14] http://www.bukovsky-archives.net/pdfs/sovter74/kgb70-9.pdf

[15] http://topos.memo.ru/nauchnye-seminary-otkaznikov-1972–1989-gody

[16] Хроника текущих событий. Выпуск 26 (http://hr2.memo.ru/wiki/3624).

[17] Лисовская Нина Петровна (1917–2007), биолог, общественный деятель (Москва); кандидат биологических наук, сотрудник Института физиологии растений АН СССР; подписывала письмо с протестом против травли в печати А. Д. Синявского и Ю. М. Даниэля (1966), участник петиционной кампании вокруг «процесса четырех» (1968), в 1974–1976 годах одна из основных сотрудниц Фонда помощи политзаключенным, содействовала работе Фонда до середины 1980-х годов. Подвергалась преследованиям: увольнения, обыски допросы (1970–1982). Жила в Москве и в Израиле.

[18] Хроника текущих событий. Выпуск 56 (http://hr2.memo.ru/wiki/17316).

[19] Кийренд Мати (р.1939), инженер (Таллин); участник подпольного кружка; политзаключенный (1974–1979, пермские политические лагеря). Предупреждался по Указу (1983, 1987).

[20] Хроника текущих событий. Выпуск 52 (http://hr2.memo.ru/wiki/14450).

Помочь проекту
ОВД-Инфо собирает деньги на работу группы мониторинга: каждый день мы пишем о политических преследованиях