Статьи

Автобус едет в отдел: задержанные в Петербурге о том, как полиция пыталась найти им место

Марина Муратова

Журналистка

На митингах в Петербурге стало больше жестокости, говорят те, кого задержали на акции против пенсионной реформы 9 сентября. Привычные маршруты тоже изменились: героев этой публикации в пассажирских автобусах провезли по всем пригородам и отправили в «сельские» ОВД, где те, наконец, увидели хоть какую-то человечность.

Митинг против повышения пенсионного возраста 9 сентября вошел в число самых многочисленных по числу задержанных в последние два года. В Петербурге в автозаки попали более 600 человек — многим из них пришлось совершить многочасовой вояж по городу и его окрестностям. Герои этого текста катались по одному и тому же маршруту. А может быть, даже в одном и том же автобусе.

Екатерина (имя изменено)

В автобусе нас было человек 120. Представьте себе карту: мы объехали Финский залив через Кронштадт. С нами было четыре «космонавта», никто не говорил, куда мы едем, а когда просились в туалет, игнорировали. Первый раз остановились в Ломоносове, там вышли несовершеннолетние и еще пара человек. Часть высадили в Петергофе, затем двинулись к Стрельне.

Уже было темно, когда мы стояли на светофоре, и как-то вышло так, что ребята кнопкой смогли открыть дверь. «Космонавты» не услышали, и люди у двери начали просто выходить в темноте в какой-то лес. Когда стали убегать, они тут же спохватились и последних сбежавших вернули.

В отдел в Стрельне мы приехали в 21:05. В книгу нас не внесли, записали на каких-то клочках бумаги, собрали паспорта. Дали сходить в туалет, дали воды, разрешали курить. Кстати, был плюс: один из задержанных был с диабетом, он об этом сразу сообщил. У него спросили, как самочувствие, предложили вызвать скорую, чтобы сделали укол. Приехали его родители с лекарствами, их спокойно к нему пустили. И вызывали его потом везде первым, чтобы раньше освободился.

Нам сказали, что ночь мы проведем в отделе, а с утра поедем в суд. Потом зашел то ли друг, то ли брат одной из задержанных девушек, и попросил поговорить с начальником ОВД на улице. Я, в общем, понимаю, зачем, но думала, что выпустят только эту девушку. В итоге подошел полицейский и очень тихо сказал: «Вы все перешли дорогу в неположенном месте».

Всех начали фотографировать, и отказы не принимались ни в какой форме. То же самое было с дактилоскопией. В 23 часа нам привезла еду «Помощь задержанным в СПб», огромное им спасибо. Вышел полицейский со стопкой протоколов, вызывал по очереди и давал квитанции на оплату. Просил нас оплачивать сразу же в автомате и отдавать чек. Я начала читать протокол, он попросил не читать, так как устал. Я все же пробежалась глазами, перечеркнула пустые места. Статья была — переход в неположенном месте. Оплатила и ушла первая, вышла из отделения примерно в 1:20.

Нарушения были везде. Нам не разъясняли права, никто не представился, не отвечал на вопросы, продержали без протокола больше трех часов. И на самом митинге: раньше просили всех разойтись, шли на контакт. В этот раз такого не было.

Алексей

Жетонов на форме у большинства не было, только у командного состава, многие были в шлемах с тонированными стеклами — лиц не разглядеть. Естественно, при задержании никто не представлялся, просто хватали под руки и уводили в автобус. При мне упаковали 5–6 автобусов, в 18:05 в седьмом оказался я.

Нас было человек 50–70, многие ехали стоя. Куда везут — не сообщали. В Ломоносове выгрузили несовершеннолетних, затем Петергоф, потом поехали в Пушкин, в Стрельну, в Колпино. Так мы катались часов пять. В Колпино в автобусе оставалось 20 человек, нас пересадили в полицейские «газели» и увезли по свободным отделениям.

Меня и еще девять человек привезли в отдел № 50 поселка Песочное, ровно в 0:00. Сотрудники отделения не знали, что с нами делать. Они спросили у полицейских из сопровождения: «Что вы их привезли? Есть у вас какие-то видеоматериалы?» Те ответили, что у них ничего нет, «нам самим их передали как 20.2 (нарушение порядка проведения акции — ОВД-Инфо), приказ главного по ГУВД Петербурга всех задержать».

Майор, который там дежурил, сказал полицейским писать рапорты, те собрали документы. Никаких досмотров не было, ничего не изымали. Мы свободно бродили по коридору отделения, ждали своей очереди, там был кулер с водой и туалет. На всех оформили нарушение ПДД (нахождение на проезжей части, помеха движению транспорта — ОВД-Инфо). Выписали штрафы по 500 рублей и где-то в 4 часа утра отпустили.

Роман Флягин

Был интересный момент с общественным транспортом. Я могу ошибаться, но мне показалось, что водители маршруток мешали полицейским. Толпа хлопала и кричала им, а они, как я понял, отказывались покидать площадь Ленина, потому что у них работа, график. Автобусы стояли по нескольку минут, полицейские даже заходили внутрь.

Когда мы шли к набережной, они начали выхватывать людей. Сначала самых приметных: с цветными волосами, плакатами и триколорами. У угла здания, где нас в итоге взяли в кольцо, человек 30 смогли перелезть через забор и уйти. Мы остались, нас там было человек 300. Простояли минут 40, успели песни какие-то спеть, гимн, прочитали даже Пушкина «К Чаадаеву».

Они подогнали автобусы и сделали коридорчики. Мы идем к транспорту и видим, как слева от нас мужчине в синей футболке заламывают руки. У меня на автомате вырывается: «Вы что делаете, вы больные?» От них отделяется одна фигура и со словами «кто здесь больной?» хватает меня и бьет коленом под дых, а потом пихает в сторону автобуса.

Проезжаем Сестрорецк, и я понимаю — супер, мы оказались в том самом автобусе, который сейчас будут катать черт пойми где и черт пойми сколько. Первая остановка в Ломоносове, там не было мест, дальше народ начал рассасываться. В Колпино нас оставалось уже человек 30. Напоследок уже с четырьмя сотрудниками мы завели диалог, вышли покурить, поговорили с ними о чем-то житейском даже. О митингах не говорили, ни они, ни мы.

Мы катались 5,5 часов, в итоге нас привезли в 22 отдел полиции на Металлистов. В ОВД нам повезло: с нами поздоровались, сразу пустили в туалет. Собрали паспорта, подписали рапорты. Когда меня вызвали, я прочитал протокол, попросил копию, мне ее дали. Сделали фото, от дактилоскопии я отказался. Спросили их, зачем фото и дактилоскопия, они говорят: «На будущее». Дома был во втором часу ночи.

Суд был на следующий день, и я на него не пошел. После пар зашел на сайт суда, нашел свое дело. Статья 20.2, часть 5 (нарушение порядка проведения акции — ОВД-Инфо).

Мне вообще кажется, что они стали жестче по сравнению с прошлыми митингами. Не просто стянулись, а по-мерзкому тащили, хватали, били. 26 марта (2017 года — ОВД-Инфо) брали в маленькие кольца людей, но побоища не было. Человеческие какие-то проявления сейчас были только в автобусе и в ОВД, а до этого — полный мрак. Слишком много жестокости.

UPD: по просьбе одной из задержанных ее имя изменено.

Помочь проекту
ОВД-Инфо собирает деньги на работу группы мониторинга: наша горячая линия работает 365 дней в году
закрыть

Помочь проекту

Больше 1195 человек было задержано 9 сентября, больше половины из которых - в Санкт-Петербурге. Сегодня там снова проходит акция, и мы вместе с волонтёрами будем следить за задержаниями и оказывать юридическую помощь. Нам очень нужна ваша поддержка - только благодаря ей наш штаб может работать в усиленном режиме даже по воскресеньям.
Больше 1195 человек было задержано 9 сентября. Сегодня в Санкт-Петербурге снова проходит акция, и мы будем следить за задержаниями и оказывать юридическую помощь. Это возможно благодаря вашей поддержке.