Статьи

Одного недостаточно: за что судят политтехнолога Петра Милосердова

Софико Арифджанова

Журналистка
17.09.2018

Уголовная ответственность за создание экстремистского сообщества наступает, если по крайней мере два человека образовали устойчивую группу. Националиста Александра Поткина судили по этой статье с 2015 года. За все это время следствию удалось найти всего одного соучастника — политтехнолога, которому шесть лет назад Поткин заказывал исследование.

Дело политтехнолога Петра Милосердова практически полностью состоит из материалов уголовного дела против националиста Александра Поткина (Белова), лидера Движения против нелегальной иммиграции и сооснователя Этнополитического объединения «Русские». В 2015 году «Русских» признали экстремистской организацией, а на их руководителей посыпались обвинения по уголовным статьям. Поткина обвинили в создании экстремистского сообщества в Казахстане.

Свидетелем по этому делу привлекли политтехнолога Петра Милосердова: в 2012 году Поткин заказал у него политологическое исследование и экспертный доклад о ситуации в Республике Казахстан. Для исследования Милосердов интервьюировал общественных деятелей, командировка длилась пять дней. По словам политтехнолога, он подготовил доклад, получил свой гонорар и забыл об этом.

В 2015 году к нему домой пришли с обыском и увезли на допрос. Жена Милосердова Наталья Гончарова рассказала ОВД-Инфо, что следователи предложили ему сделку: дать показания против Поткина в обмен на статус свидетеля. Милосердов лишь рассказал то, что знал: что Поткин заказывал у него экспертный доклад.

Дело Поткина

Александра Поткина задержали в 2014 году по запросу из Казахстана по уголовному делу о хищениях у вкладчиков казахстанского БТА-банка (статья 174 УК).

По версии казахстанских следователей, националист управлял частью имущества экс-владельца банка Мухтара Аблязова, которое тот вывел из банка перед его национализацией властями Казахстана. Сейчас этот эпизод суд рассматривает повторно: ранее дело по нему возвращали в прокуратуру за отсутствием состава преступления. Впоследствии это дело выделили в отдельное производство.

Еще через год Поткину инкриминировали создание экстремистского сообщества, которое в материалах дела называется «политтехнологический проект „Злой казах“» — оно якобы должно было дестабилизировать ситуацию в Казахстане.

Александр Поткин / Фото: Андрей Ковалев

Согласно версии обвинения, в 2012 году Поткин вместе с местными национал-патриотами организовал для казахстанской молодежи закрытые тренинги в Киргизии. Утверждается, что там русский националист вместе с помощниками («неустановленными соучастниками») учил казахов проводить митинги, противодействовать полицейским и работать с политинформацией. С тех пор как это дело возбудили в 2014 году, по версии следствия, в организации состояли только сам Поткин, Милосердов и «неустановленные соучастники».

Главным доказательством существования экстремистского сообщества были два текста, которые, по версии следствия, Поткин писал совместно с Милосердовым: «Злой Казах» и «Ориентировочный план мероприятий по подготовке акций 16 декабря» (День независимости Казахстана). Поначалу в деле они проходили двумя отдельными эпизодами по части 2 статьи 282 УК (возбуждение ненависти или вражды), но их убрали как излишние. Доказательств причастности к ним обвиняемых до сих пор нет.

Поткину также предъявили обвинения по части 1 статьи 280 УК (публичные призывы к экстремизму) за видео проекта «Срок», в котором он призывал к «враждебным действиям одной группы лиц под названием „Русские“ по отношению к другой группе лиц».

В итоге Поткин провел в заключении три с половиной года за создание экстремистского сообщества и за призывы к экстремистской деятельности. 13 апреля 2018 года, с окончанием срока по этим статьям, его перевели под домашний арест по делу о попытке легализации средств казахстанского банка.

Что инкриминировали Милосердову

Петра Милосердова задержали 24 января 2018 года в его собственном доме в Москве — тогда же он узнал, что еще 2,5 года назад его объявили в федеральный розыск. Как объяснил ОВД-Инфо Матвей Цзен, защитник Милосердова, ни его подзащитного, ни его самого не уведомляли о том, что политтехнологу нужно явиться для предъявления обвинения.

Впоследствии следствие утверждало, что Милосердов все это время скрывался. «Это штука во многом бюрократического характера, — объясняет адвокат Цзен. — Милосердова не уведомили о том, что он объявлен в розыск, а они потом посмотрели в своих записях, что он к ним не явился, значит — скрывался».

Все то время, что Милосердов находился в розыске, он продолжал жить в собственной квартире в Москве и работать политтехнологом на выборах. В частности, он работал в избирательных кампаниях партии «Родина», а также с отдельными кандидатами на выборах, которые проходили в сентябре 2016 года и в сентябре 2017-го.

На следующий день после задержания Милосердова арестовали, предъявив обвинения сразу по четырем эпизодам. Помимо создания экстремистского сообщества и публикации двух текстов, политтехнолога обвинили в том, что он разместил на Youtube видео экстремистского содержания. Это был репортаж с «Русского Марша». Судя по экспертизе на признаки экстремизма, сам обвиняемый появляется в кадре примерно на пять секунд, выкрикивая «Россия — для русских! Москва — для москвичей!».

Поначалу следствие утверждало, что Милосердов опубликовал ролик в 2015 году с персонального компьютера, «в неустановленное следствием время» и «в неустановленном следствием месте». Однако уже в июле 2018 года это обвинение сняли: оказалось, оперативник допустил «техническую ошибку» и на самом деле видео выложили в 2011 году. Срок давности привлечения к уголовной ответственности уже истек.

Чуть позже Милосердову предъявили обвинения по статье 327 УК (1-я часть с применением 5-й части статьи 33 (пособничество) и 3-я часть) о подделке документов: согласно одному из рапортов задержания, он предъявил оперативникам паспорт со своей фотографией, но оформленный на чужое имя. При этом жена Милосердова Наталья Гончарова обращает внимание: в протоколах осмотра указано, что паспорта при Милосердове не было и его не изымали.

«Уже потом этот паспорт появился в рапорте оперативника. Он пишет, что когда они задержали Милосердова, у него был этот паспорт. Почему тогда это не отражено в протоколе осмотра?»

Милосердова также заподозрили в незаконном хранении оружия (статья 222 УК): во время обыска у него дома нашли сувенирный макет автомата Калашникова. Следовательница Наталия Талаева, которая приняла дело к производству незадолго до этого, отправила его на баллистическую экспертизу. Спустя несколько месяцев эксперты заключили, что из игрушечного автомата стрелять невозможно.

Запасной свидетель

После того как в 2015 году дома у Милосердова прошел обыск, а его самого допросили, про него на какое-то время забыли. Обвинение нашло другого свидетеля — Георгия Боровикова.

В прошлом Боровиков некоторое время возглавлял московское отделение объединения «Русские», но в марте 2013 года его исключили без права восстановления «за действия в интересах спецслужб, грубое нарушение устава, неподчинение высшему руководству объединения». Еще через год суд приговорил Боровикова к семи с половиной годам колонии за то, что они с пособниками ограбили, избили и насильно удерживали в квартире своего единомышленника.

Боровикова специально привозили из колонии, расположенной в Коми, в Мещанский районный суд Москвы для дачи показаний против Поткина. Адвокат обвиняемого Иван Миронов рассказывал, что когда Боровиков заходил в зал суда, он с порога назвал Поткина «тварью, которая засадила его в тюрьму». В своих показаниях он подтвердил версию следствия и, в частности, то, что именно Поткин написал те два текста, доказывающие существование сообщества «Злой казах»: якобы он их уже видел.

Когда в апреле 2017 года дело дошло до Мосгорсуда, показания Боровикова отвели, сочтя, что у мужчины были причины для оговора. Тогда же с Поткина были сняты обвинения по экономической статье, а главное — Мосгорсуд посчитал, что в предъявленном эпизоде о создании экстремистского сообщества не было состава преступления.

17 января 2018 года по кассационной жалобе прокуратуры дело Поткина возвращают на новое рассмотрение. Ровно через неделю задерживают нового фигуранта. Теперь Милосердов проходит в качестве обвиняемого.

Следствие ищет доказательства

Уголовная ответственность за создание экстремистского сообщества (часть 1 статьи 282.1 УК) наступает, если по крайней мере два человека образовали устойчивую группу. Чтобы привлечь Поткина к уголовной ответственности, делу не хватало всего одного обвиняемого, а доказать «устойчивые связи» Поткина с «неустановленными соучастниками» по понятным причинам не получится.

Однако против Милосердова возбудили уголовное дело за то, что он якобы участвовал в создании экстремистского сообщества на территории другого государства. В таком случае привлечь к уголовной ответственности возможно, только если это государство обратится к России с соответствующим запросом. На Поткина такой запрос поступал, на Милосердова — нет. Не так давно адвокат сообщил: ему наконец пришел официальный ответ из Казахстана, что местные власти не имеют к Милосердову никаких претензий.

В материалах дела есть запись переговоров, которые в 2012 году Поткин вел с одним казахстанским журналистом и активистом по Skype. В них Поткин упоминает, что ему не хватает социологического исследования по ситуации в Казахстане и что надо бы его кому-нибудь заказать. Для следователей этот вещдок стал косвенным доказательством сговора Поткина с Милосердовым. Следствие также считает, что записки, которые Милосердов вел для своего экспертного доклада в 2012 году, послужили основой для текста «Злой казах».

В мае 2018 года «Злого казаха» и «Ориентировочный план мероприятий по подготовке акций 16 декабря» отправили на автороведческую экспертизу. Сравнив их с семью текстами Милосердова, эксперты нашли лексические совпадения, но все они сводились к тому, что и в анализируемых текстах, и в публикациях обвиняемого встречаются те же слова, например, «бездельник», «митинги», «каждый», «власть». На основании этого в июне было сделано заключение, что Милосердова нельзя исключить из круга возможных авторов. Вопрос о его причастности к текстам остался в подвешенном состоянии.

За полгода нахождения Милосердова под стражей суд вынес уже три постановления о признании бездействия следствия незаконным. Всего провели четыре следственных действия, все они состояли лишь из ознакомления с результатами экспертиз. На все ходатайства адвокатов — о допросе свидетелей (в том числе Александра Поткина и жены Милосердова Натальи Гончаровой), о проведении очных ставок — следовательница Талаева отвечала отказом.

Ночной Мосгорсуд

23 августа у Милосердова должен был закончиться срок содержания под стражей. Накануне, уже после двух часов дня, следовательница Талаева начала уведомлять адвокатов, что суд состоится в тот же день в 17:00. На тот момент все были заняты с другими подзащитными, так что в суд поехала жена Милосердова Наталья:

«Мне звонят, говорят: „Езжай хотя бы ты, иначе ему сейчас туда приведут адвоката по назначению“. Я поехала срочно в Мосгорсуд. Прихожу к секретарю суда, говорю: сейчас наши адвокаты будут, они опаздывают. Секретарь отвечает: „Как жаль“. Тут Талаева с мужчиной заходят в зал суда. Я спрашиваю его: „Простите, а вы кто?“ Талаева начала кричать на меня и буквально выпихивать из зала. Я успела тому адвокату сказать, что я супруга Петра Милосердова и у нас есть свои адвокаты по соглашению, они сейчас приедут».

Милосердову о продлении меры пресечения сообщили только в районе шести часов вечера. На это он ответил, что у него очень сильные боли в спине — из-за них Милосердов не мог встать. В итоге ему сделали укол с обезболивающим и только к 11 часам вечера доставили в Мосгорсуд. На носилках его не смогли поднять в зал суда, поэтому заседание прошло в конвойном помещении.

Срок ареста Милосердова продлили до 24 сентября. 18 сентября в Мосгорсуде пройдет апелляция по жалобе на ночное продление. Сейчас Милосердову вменяются только создание экстремистского сообщества (часть 1 статьи 282.1) и подделка документов (статья 327 УК).

Помочь проекту
ОВД-Инфо собирает деньги на работу группы мониторинга: каждый день мы пишем о политических преследованиях
закрыть

Помочь проекту

Больше 1195 человек было задержано 9 сентября, больше половины из которых - в Санкт-Петербурге. Сегодня там снова проходит акция, и мы вместе с волонтёрами будем следить за задержаниями и оказывать юридическую помощь. Нам очень нужна ваша поддержка - только благодаря ей наш штаб может работать в усиленном режиме даже по воскресеньям.
Больше 1195 человек было задержано 9 сентября. Сегодня в Санкт-Петербурге снова проходит акция, и мы будем следить за задержаниями и оказывать юридическую помощь. Это возможно благодаря вашей поддержке.