Статьи

«Мы хотим с Сережей просто побеседовать»: как преследуют участников «бессрочки»

Александра Баева

Журналистка
08.11.2018

После акции 9 сентября часть митингующих объявила, что останется протестовать всю ночь. Полиция разогнала немногочисленных протестующих, но они продолжили выходить на акции, назвав движение «бессрочным протестом». Правозащитники считают, что серьезного давления на участников «бессрочки» пока нет, но полиция собирает о них подробную информацию. ОВД-Инфо рассказывает, чего хотят активисты, за что их задерживают и как за ними следят.

На следующий день после митинга против пенсионной реформы в Москве, 10 сентября, активисты снова вышли на улицу — к памятнику Александру Твардовскому. 12 участников акции предложили всем желающим пойти на пикник. Они сидели на траве у памятника, когда к ним подошли сотрудники полиции. Шестерых человек задержали и составили на них протоколы по части 5 статьи 20.2 КоАП (нарушение порядка проведения публичного мероприятия).

— Мы сидели тогда и ели картошку фри, — рассказывает активистка Вера Олейникова. — «Бессрочка» только зарождалась. Нас задержали и около четырех часов мурыжили в ОВД.

Олейникова говорит, что для нее это — одни из первых акций:

— Меня не устраивает, что происходит в нашей стране, мне надоело жить при одной власти. Мне 18 лет и кроме Путина я никого не вижу, по факту. Надо показывать людям, что в стране должны быть перемены, смена власти и не нужны глупые законы типа 282 (статья УК о возбуждении ненависти или вражды — ОВД-Инфо).

Участник «бессрочки» под ником Мавр рассказывает, что заинтересовался политикой в армии во время президентских выборов в 2012 году: офицеры следили, чтобы солдаты голосовали за Путина.

— Меня возмутило не само действие, а то, что нас было 200 человек и никто не обратил на это внимание, — объясняет Мавр. — Все приняли это, как должное. Я начал этим интересоваться и всё это вылилось в выход на митинг.

«Бессрочники» выступают за прекращение политических репрессий, отставку правительства, роспуск «Роскомнадзора», отмену пенсионной реформы и так далее. На акции в основном выходят молодые люди от 18 до 25 лет: раздают листовки о движении, стоят с плакатами, гуляют по городу и хлопают в ладоши. Активисты создают чаты в телеграме и пытаются координировать свою деятельность. Движения «бессрочного протеста» возникли в разных городах России: Санкт-Петербурге, Волгограде, Самаре, Екатеринбурге и других.

— Почему я выхожу? — рассуждает участник протеста по имени Иван. — Да, может быть, у меня всё хорошо, но я не могу жить по принципу «Меня это не коснется!», потому что меня это рано или поздно коснется. Сколько дел заводится за репосты. Мы пытаемся убедить, что это («бессрочный протест» — ОВД-Инфо) один из методов, один из инструментов: если каждый за это возьмется, то мы поменяем ситуацию.

Задержания

«Бессрочный протест» проходил довольно мирно до 6 октября, считает правозащитница Алла Фролова: его участников просто задерживали и отпускали. Но 6 октября на акции задержали двух девушек, Веронику Новоженову и Анастасию Клименко, и арестовали на 10 суток по статье о неповиновении полицейским (ст. 19.3 КоАП). А сразу после того, как они вышли из спецприемника 16 октября, Новоженову снова задержали и дали еще 12 суток по части 6.1 статьи 20.2 КоАП (нарушение порядка проведения акции, создавшее помехи движению транспорта и пешеходов).

— Ими пока не занимались, пока к ним присматриваются, — рассуждает Алла Фролова. — Если что-то не нравится, то их прихватывают, а так нет. Наказание в 10 суток, а потом в 12 говорит о том, что их хотят запугать. Им хотят показать: «Хватит бегать тут по бульварам, сидите дома, либо будете сидеть в спецприемнике».

По мнению правозащитницы, пока полицейские только собирают информацию: пытаются выяснить, кто выходит на акции, где они живут, где учатся и работают, изучают их биографию и поведение. Активистов фотографируют, переписывают у них паспортные данные и пытаются заставить снять отпечатки пальцев.

Несколько раз полицейские записывали и IMEI телефонов «бессрочников». IMEI — это уникальный код для идентификации телефона, с помощью которого можно, в том числе, отслеживать его местонахождение. Сами сотрудники полиции объясняли это тем, что хотели проверить устройство по базе украденных мобильников.

— К ним всё больше и больше интереса. Они им интересны больше как звездочки на погонах. Что-то типа «Нового величия». Они могут собирать всякую информацию, кто они и с чем их едят, чтобы потом сделать подобное уголовное дело, — считает участник петербургской Группы помощи задержанным Александр Миронов.

Полицейские

Активисты рассказывают, что на акции приходят одни и те же сотрудники полиции. Многих ребята уже знают и нашли их в социальных сетях. На всех мероприятиях есть люди в штатском, которые снимают на камеры и заглядывают в лица протестующим.

— Я бы уволил этих людей за профнепригодность, они не стараются скрыться, — говорит питерский активист Мавр. — Они стоят с одними и теми же камерами, которые им выдало государство, прямо пялятся вплотную. Мы их троллили: отходим на пять метров, а они за нами отходят на пять метров. Мы снова отходим, они снова за нами.

6 октября участника «бессрочного протеста» Дмитрия Батуро водитель полицейского автобуса ударил коленом в живот. Молодой человек попал в больницу. В разговоре с ОВД-Инфо Дмитрий сообщал, что на него показал пальцем человек в гражданской одежде, после чего полицейские подошли и задержали активиста.

Давление

Многие участники «бессрочного протеста» боятся, что на них могут завести уголовные дела. Некоторые активисты говорят, что чувствуют давление со стороны сотрудников полиции.

— Полицейские уже всех нас знают по лицам, — рассказывает Мавр. — Мы всегда собираемся в центре Петербурга. Когда полицейские нас видят, они уже обращают на нас внимание. Полчаса назад я шёл один, полицейские на меня пристально посмотрели, но подходить не стали. Если бы я шел не один, а с кем-нибудь ещё из протеста, то к нам бы обязательно подошли, сослались бы на какую-нибудь ориентировку, которую, конечно же, не предъявили бы. И задержали бы часа на три. Такое чувство, что у них цель просто вымотать или сбить какой-то боевой дух. К задержаниям нельзя привыкнуть.

Один из активистов просил не указывать его фамилию, просто назвать его по имени — Дмитрием. Он сообщил, что после того, как стал участвовать в «бессрочке», его вызывали к директору школы и грозили отчислить.

— После того как они узнали об этом (его участии в акциях — ОВД-Инфо), началась операция «ЧП», — рассказывает Дмитрий. — Всех собрали в классе и рассказывали о том, что лучше не ходить ни на какие митинги и быть осторожней, если видите массовые мероприятия, заставили подписать бумажку о том, что ознакомлены с этим и со статьей 20.2 КоАП.

После того, как Дмитрия ещё раз задержали на акции 28 сентября, он написал, что его отчислили из школы.

За другим активистом, Сергеем Беляевым из Петербурга, следили полицейские.

— Я из дома не выходил два дня, — рассказывает Беляев. — Я сидел дома, занимался своими делами. И мне звонит мама и говорит, что продавщица из овощного ларька рядом с домом звонила, сказала, что мою фотографию показывают уже второй день прохожим, жителям дома и спрашивают, знают ли они меня.

В тот день Сергей заметил, что в подъезде его дома дежурят двое мужчин в штатском. Они сидели на один этаж выше и на любой звук спускались посмотреть на дверь Сергея. Через какое-то время этих двоих сменяли другие.

Сергей пытался делать вид, что его нет дома, смотрел в глазок и пытался подслушать их разговоры. Он услышал, как полицейские обсуждали, где бы купить еды, чтобы не голодать в подъезде ночью.

— Тем же вечером мама приехала домой и спросила их: «Молодые люди, вы из полиции?», — рассказывает Сергей. — Они ответили: «Нет-нет, мы просто погреться зашли». Она им говорит: «Что вы врете, вы тут фотографию моего сына показываете». Они отрицали. И мама пригрозила, что вызовет полицию. Они раз — и сразу корочки подоставали. «Всё, мы из полиции, всё хорошо. Мы хотим с Сережей просто побеседовать».

Сначала они сказали матери, что пришли поговорить про митинг 28 января. Мама Сергея ответила, что он уже отсидел за это административный арест. Потом сказали, что хотят побеседовать о митинге 9 сентября, но Беляев был в этот день на работе. Тогда они ответили, что хотят взять объяснения с Сергея, что он точно не был на акции.

— Мама сказала, чтобы они дали номер телефона и пообещала, чтобы я позвонил, — продолжает Сергей. — Они уходят, я им звоню через час. Позже выяснилось, что они из уголовного розыска. Но ко мне они, слава богу, больше не приходили.

Спустя два часа после разговора с корреспондентом ОВД-Инфо Беляева задержали «за мат в общественном месте» и арестовали на 15 суток.

закрыть

Помочь проекту

Сегодня проходят акции в поддержку фигурантов «Нового величия» и «Сети» — двух дел, о которых стало известно благодаря работе «ОВД-Инфо». Подпишитесь на ежемесячное пожертвование, чтобы мы могли и дальше рассказывать о подобных делах и помогать защищать их фигурантов.
Сегодня проходят акции в поддержку фигурантов «Нового величия» и «Сети» — двух дел, о которых стало известно благодаря работе «ОВД-Инфо». Поддержите нас, чтобы мы могли рассказывать о политических преследованиях.