Документы

Защита Собянина. Текст жалобы задержанного 5 ноября 2017 года

09.11.2017

ОВД-Инфо публикует текст апелляционной жалобы Александра Собянина, задержанного на акции 5 ноября 2017 года в. Его доставили в ОВД «Китай-город», обвинив в неповиновении законным требованиям сотрудников полиции (ст. 19.3 КоАП). 7 ноября Тверской районный суд арестовал его на 15 суток, в настоящее время он содержится в Спецприемнике № 2. 9 ноября Московский городской суд оставил решение в силе.

Через Тверской районный суд

г. Москвы

ул. Цветной бульвар д.25а,

127051, г. Москва

Дело № 5–3056/17

Судья Иванов Д.М.

В Московский городской суд

107996, г. Москва, Богородский вал, д.8.

от лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении

Собянина Александра Владимировича, проживающего по адресу:

<…>

ЖАЛОБА на постановление Тверского районного суда от 07.11.2017 г. по делу об административном правонарушении

Факты дела

Я приехал в Москву с целью найти работу 5 ноября 2017 г. Это был выходной праздничный день и я решил пойти погулять в центре города. Я не участвовал ни в каких мероприятиях, просто гулял. Примерно в 14 часов ко мне подошли сотрудники полиции, не объяснили, что происходит, задержали и отвели в полицейский автобус. Никого сопротивления я не оказывал.

В отделении полиции на меня составили протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ и оставили в отделении до 07.11.2017 г. Почти через двое суток после задержания меня доставили в Тверской районный суд г. Москвы.

Постановлением судьи Тверского районного суда города Москвы Иванова Д.М. от 07.11.2017 г. я признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ, и мне назначено наказание в виде административного ареста на 15 суток.

Я полагаю, что обжалуемое постановление незаконно, т. к. принято с нарушением норм материального и процессуального права, а назначенное наказание — чрезмерно. Я также полагаю, что любое из указанных ниже оснований, и все они вместе взятые ведут к отмене обжалуемого постановления и прекращению производства по делу за отсутствием в моих действиях состава административного правонарушения.

А. Нарушение норм процессуального права

Утверждается, что в данном деле применима ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — «Конвенция») в части, касающейся гарантий справедливости судебного разбирательства при предъявлении уголовного обвинения (А1). Соответственно, были нарушены мои права, гарантированные Конвенцией, а именно: право на состязательный процесс с участием стороны обвинения (А2), право на допрос свидетелей, показывающих против меня (А3).

Кроме того, утверждается, что сам факт моего задержания (А4), нарушение требования о немедленности доставления в отдел внутренних дел (А5) нарушают требования КоАП РФ и статьи 5 Конвенции.

Применимость положений ст. 6 Конвенции

Статья 6 Конвенции гарантирует каждому в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. В настоящем деле вменяемое мне правонарушение классифицируется согласно российскому законодательству как административное. Европейский Суд по правам человека неоднократно указывал, что классификация в национальном законодательстве того или иного правонарушения в качестве административного не является решающим фактором при решении вопроса о применимости ст. 6 Конвенции. Скорее следует учитывать природу правонарушения и строгость санкции, предусмотренной за такое правонарушение (см., например, Энгель и другие против Нидерландов, постановление от 8 июня 1976 г., жалобы № №  5100/71; 5101/71; 5102/71; 5354/72; 5370/72, пп. 82–83).

Во многих делах, в т. ч. в деле Михайлова против России (постановление от 19 ноября 2015 г., жалоба № 46998/08), где заявительница была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.3 КоАП (неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции), Европейский Суд пришел к заключению о том, что когда в обществах, придерживающихся принципа верховенства права, наказание, которое может быть и фактически назначено заявителю, предполагает лишение свободы, имеет место презумпция того, что предъявленное заявителю обвинение является «уголовным» (п. 72), а следовательно, к разбирательству по статье 19.3 КоАП РФ/части 6.1 статьи 20.2 КоАП РФ применима статья 6 Конвенции в своей уголовной части. .

Нарушение права на состязательный процесс с участием стороны обвинения

Дело в отношении меня было рассмотрено без участия лица, поддерживающего обвинение от имени государства. Среди прочих требований, закрепленных в ст. 6 Конвенции, — независимость и беспристрастность суда, рассматривающего спор об уголовном обвинении. Беспристрастность суда недостижима, если на суд возлагается функция обвинения (см., например, дело Киприану против Кипра, постановление от 27 января 2004 года, жалоба № 73797/01, а также Постановление Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 г. № 19-П). В отсутствие представителей обвинения функция его поддержания с необходимостью будет ложиться на суд, если только по этому основанию он не прекратит рассмотрение дела (ср. Озеров против России, постановление от 18 мая 2010 года, жалоба № 64962/01, Малофеева против России, постановление от 30 мая 2013 года, жалоба № 36673/04).

В деле Карелин против России (постановление от 20 сентября 2016 г., жалоба № 926/08) ЕСПЧ установил, что властями Российской Федерации было допущено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении требования беспристрастности (п. 84) в связи с тем, что дело об административном правонарушении рассматривалось в отсутствие прокурора или другого лица, поддерживающего обвинение.

Кроме того, Европейский суд указал, что государство-ответчик (Российская Федерация) должно с помощью принятия соответствующих правовых и (или) иных мер создать в своей правовой системе механизм, который обеспечивает достаточные гарантии обеспечения беспристрастности судов, рассматривающих подобные дела, путем включения органа обвинительной власти (представителя прокуратуры или другого государственного органа) в те процессы, в которых проводится устное слушание, или путем принятия иных надлежащих мер (п. 96).

Таким образом, соблюдение требований ст. 6 Конвенции о беспристрастности суда было возможно только при участии в рассмотрении дела прокурора или лица, составившего протокол об административном правонарушении, в качестве лица, поддерживающего обвинение от имени государства. Необходимо отметить, что КоАП РФ не только не запрещает участие должностных лиц, составивших протокол об административном правонарушении, в качестве стороны, поддерживающей обвинение, но и прямо наделяет их отдельными правомочиями, присущими стороне по делу (например, ч. 1.1 ст. 30.1 КоАП РФ — право обжаловать постановление по делу об административном правонарушении).

Соответственно, поскольку суд признал меня виновным в совершении административного правонарушения без участия в рассмотрении дела лица, поддерживающего обвинение от имени государства, он не может быть признан беспристрастным, а потому обжалуемое постановление подлежит отмене.

Нарушение права на допрос свидетелей, показывающих против меня

В ходе рассмотрения настоящего дела в Тверском районном суде г. Москвы мною было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетелей сотрудников полиции, Казначеева А.Н. и Волкова Д.В., осуществлявших задержание меня 05 ноября 2017 г. В удовлетворении данного ходатайства судом было отказано.

Обвинение меня в совершении административного правонарушения строится на рапортах указанных сотрудников полиции, в которых они утверждали, что я участвовал в публичном мероприятии, выкрикивал лозунги, отказывался подчиниться законным требованиям сотрудника полиции. Данные доказательства легли в основу протокола об административном правонарушении.

Европейский Суд по правам человека неоднократно утверждал, что право на справедливое судебное разбирательство и, в частности, право на допрос свидетелей обвинения, гарантированные ч. 1 и п. (d) ч. 3 ст. 6 Конвенции, предполагают, что обвиняемому в совершении правонарушения должна быть предоставлена адекватная возможность оспорить показания свидетелей обвинения и задать им вопросы либо в момент, когда они дают показания, либо на более поздней стадии рассмотрения дела. Если признание виновным основывается полностью или в решающей мере на показаниях свидетелей, не допрошенных в состязательном процессе, будет иметь место нарушение ст. 6 Конвенции (ср. Люди против Швейцарии, постановление от 15 июня 1992 г., п. 49, Госса против Польши, постановление от 9 января 2007 г., жалоба № 47986/99, п. 63, Мирилашвили против России, постановление от 11 декабря 2008 г., жалоба № 6293/04, пп. 163–164).

В данном деле рапорты двух сотрудников полиции составляют всю доказательную базу, в связи с чем эти сотрудники являются «ключевыми свидетелями», обеспечить допрос которых с моим участием — обязанность суда и органов внутренних дел в силу ст. 6 Конвенции.

Однако мне, несмотря на заявленное мной ходатайство, не была предоставлена возможность допросить сотрудников полиции, свидетельствовавших против меня, в нарушение ч. 1 и п. (d) ч. 3 ст. 6 Конвенции, в связи с чем обжалуемое постановление подлежит отмене.

Нарушение требований КоАП РФ и статьи 5 Конвенции фактом задержания

05 ноября 2017 г. я был задержан сотрудниками полиции и доставлен в ОВД по району Китай-город г. Москвы.

В соответствии с ч. 1 ст. 27.3 КоАП РФ административное задержание, то есть кратковременное ограничение свободы физического лица, может быть применено в исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, исполнения постановления по делу об административном правонарушении. Таким образом, сам факт совершения лицом административного правонарушения, не может служить безусловным основанием для применения к лицу меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях в виде административного задержания. Данная позиция поддержана ЕСПЧ во многих делах, например, в деле Навальный и Яшин против России (постановление от 4 декабря 2014 г., жалоба № 76204/11; пп. 68–69).

Таким образом, сам факт задержания меня 26 марта 2017 г. нарушает требования КоАП РФ и Конвенции, что должно повлечь отмену оспариваемого Постановления как вынесенного с нарушением требований КоАП РФ к процедуре применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях.

Нарушение требований КоАП РФ о немедленности доставления в отдел внутренних дел

05 марта 2017 г. я был фактически задержан сотрудниками полиции и помещен в полицейский автобус около 14 ч. 00 мин. Однако в ОВД по району Китай-город г. Москвы я был доставлен лишь около 15 ч. 40 мин.

В соответствии с ч. 2 ст. 27.2 КоАП РФ доставление должно быть осуществлено в возможно короткий срок. Вместе с тем доставление меня в ОВД по району Китай-город г. Москвы осуществлялось в течение 1 ч. 40 мин., что нельзя считать «возможно коротким сроком», поскольку расстояние от места предполагаемого совершения административного правонарушения до места составления протокола об административном правонарушении (ОВД по району Китай-город г. Москвы) составляет 1 км.

Кроме того, утверждается, что положение ч. 2 ст. 27.2 КоАП, закрепляющее, что «доставление должно быть осуществлено в возможно короткий срок», не соответствует критериям «качества закона», поскольку не являются достаточно предсказуемыми и допускают возможность их произвольного толкования (о применении критериев «качества закона» к процедуре лишения лица свободы см., например, Гусинский против России, постановление от 19 мая 2004 г., жалоба № 70276/01).

Таким образом, длительность доставления меня в ОВД по району Китай-город г. Москвы нарушает требования КоАП РФ и Конвенции, что должно повлечь отмену оспариваемого Постановления как вынесенного с нарушением требований КоАП РФ к процедуре применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях.

Б. Необоснованное назначение наказания

Без ущерба для заявленных выше доводов утверждается, что административное наказание в виде административного ареста на 15 суток было назначено мне без учета Постановления Конституционного Суда РФ от 14 февраля 2013 г. № 4-П. В п. 7 резолютивной части указанного Постановления Конституционный Суд признал неконституционной невозможность назначить наказание ниже низшего предела установленной санкции, наиболее полно учесть характер совершенного правонарушения, имущественное положение правонарушителя, а также иные имеющие существенное значение для индивидуализации ответственности обстоятельства и тем самым обеспечить назначение справедливого и соразмерного наказания. Вместо этого судья Иванов Д.М. без надлежащего обоснования назначил мне наказание в максимальном виде, предусмотренном санкцией ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ.

В данном деле утверждается, что решение о назначении наказания было принято без учета того, что я привлекаюсь к административной ответственности впервые, имею на иждивении несовершеннолетнюю дочь в возрасте 5 лет, а также без учета того, что отсутствуют какие-либо негативные последствия вменяемых мне действий.

На основании изложенного и руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ,

ПРОШУ:

Постановление судьи Тверского районного суда города Москвы Иванова Д.М. от 07 ноября 2017 года по делу № 5–3056/17 отменить, производство по делу № 5–3056/17 прекратить в связи с отсутствием в моих действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ.

Приложения

  1. Ходатайство;

Подлинники документов, приложенных к настоящему заявлению в виде копий, будут представлены в судебное заседание.

«___» ___________ 2017 г. ______________/____________/

Помочь проекту
ОВД-Инфо собирает деньги на работу группы мониторинга: наша горячая линия работает 365 дней в году
закрыть

Помочь проекту