Экспресс-новости

Осужденному правозащитнику Сергею Мохнаткину отказывают в медицинской помощи

Правозащитнику Сергею Мохнаткину, осужденному по обвинению в применении силы к полицейскому, отказывают в медицинском обследовании. Об этом в фейсбуке рассказала координатор проекта «Сказки для политзаключенных» Елена Эфрос со ссылкой на общественного защитника Мохнаткина Андрея Крекова.

По словам Крекова, Мохнаткину отказали в обследовании в онкологической больнице, о котором просил сам политзаключенный в связи с сильнейшими болями в ноге и спине. Процедуры уже были назначены, и Мохнаткина должны были отправить в клинику из Областной больницы УФСИН, где он ожидал обследования. Однако, как рассказал Креков, в момент, когда машина с Мохнаткиным выезжала за пределы больницы УФСИН, от начальника учреждения Константина Дечкина поступило указание вернуться обратно. Сотрудники ФСИН сказали Крекову, что причиной возращения стало неподобающее поведения Мохнаткина. Политзаключенный говорит, что заявления Дечкина не соответствуют действительности.

Андрей Креков сообщил, что еще одной возможной причиной отказа Мохнаткину в обследовании стало то, что общественный защитник находился во дворе тюремной больнице на своей машине. Он собирался следовать за автомобилем, на котором везли Мохнаткина, в качестве законного представителя.

На вопросу Крекова о том, будет ли в итоге проведено обследование, врио главного врача Областной больницы УФСИН сказала, что очередь на обследование будет длиться два месяца. По ее словам, больница — не место для ожидания, и Мохнаткин может это время провести и в колонии. Общественный защитник полагает, что отказ мотивирован тем, что Мохнаткину осталось отбывать наказание в колонии меньше двух месяцев.

Креков сказал, что в колонии состояние Мохнаткина может сильно ухудшиться. «Если Сергея отправят сейчас в колонию, то там его не имеют право поместить в медсанчасть, а должны будут на неделю отправить в ПКТ, где он не может лежать днем. А это при его состоянии сильно усугубляет ситуацию», — заявил общественный защитник.

Обследование назначили из-за приступа острой боли в ночь с 5 на 6 октября, после которого Мохнаткин не мог лежать и сидеть. Боли, судя по всему, связаны с повреждением позвоночника, которое он получил в результате избиения сотрудниками ФСИН в марте 2016 года. Конфликт произошел после того, как Мохнактин отказался в связи с новым уголовным делом переезжать из колонии в СИЗО без письменного распоряжения. Через месяц после избиения у Мохнаткина диагностировали консолидированные компрессионные переломы 1 и 2 поясничных позвонков.

  • В июне 2018 года Сергей Мохнаткин рассказал​ о пытках газом в колонии, в которой правозащитник отбывает наказании. По словам Мохнаткина, в его ПКТ (помещение камерного типа) сотрудники ФСИН распыляли газ, в одном случае через окно, и в другом через отверстие в двери.
  • 10 декабря 2014 года Мохнаткина приговорили к 4,5 годам колонии по обвинению в применении силы к сотрудникам полиции (ч. 1 ст. 318 УК). 20 марта 2017 года активиста признали виновным в дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ч. 2 ст. 321 УК) и приговорил его к двум годам строгого режима дополнительно.
  • В июне 2010 года Мохнаткин был приговорен по ч. 2 ст. 318 (применение насилия к представителю власти, опасное для жизни и здоровья) к двум с половиной годам колонии, причиной также стали события на акции «Стратегии-31» 31 декабря (2009 года) на Триумфальной площади. По материалам того дела «Союз солидарности с политзаключенными» признал Мохнаткина политзаключенным. В апреле 2012 года он был помилован президентом Медведевым.

Страницы

закрыть

Помочь проекту

Сегодня проходят акции в поддержку фигурантов «Нового величия» и «Сети» — двух дел, о которых стало известно благодаря работе «ОВД-Инфо». Подпишитесь на ежемесячное пожертвование, чтобы мы могли и дальше рассказывать о подобных делах и помогать защищать их фигурантов.
Сегодня проходят акции в поддержку фигурантов «Нового величия» и «Сети» — двух дел, о которых стало известно благодаря работе «ОВД-Инфо». Поддержите нас, чтобы мы могли рассказывать о политических преследованиях.