Новости

«Отец ада» : Что именно рассказали братья Азимовы о секретной тюрьме ФСБ

Обвиняемые по делу о взрыве в петербургском метро 3 апреля братья Аброр и Акрам Азимовы заявили о секретной тюрьме ФСБ в Подмосковье, где они содержались с момента фактического задержания до момента официального оформления. Обоих в этой секретной тюрьме подвергали пыткам, чтобы они дали нужные спецслужбам показания по уголовному делу. Расследование об этом опубликовал портал Republic.

Автор материала, журналист РБК Илья Рождественский, передал материал Republic, так как РБК размещать этот материал не стал. На своей странице в фейсбуке Рождественский заявил, что он в отпуске до 4 августа, а 4-го будет его последний день работы в РБК.

Адвокаты Азимовых Дмитрий и Ольга Динзе подали «обращение о запрещении секретной тюрьмы» в Генеральную прокуратуру (документ есть в распоряжении редакции ОВД-Инфо). Об этом сообщается на странице сообщества «АДВ-ТВ» в фейсбуке. По мнению юристов, в отношении братьев Азимовых нарушены права, предусмотренные ст. 42 УПК: право подозреваемого знать, в чем он обвиняется; право отказаться от дачи показаний; право на звонок близким; право на защиту и встречи с защитником. Кроме того, существование секретной тюрьмы ФСБ нарушает указы президента № 796, № 602, в соответствии с которыми директор ФСБ еще в 2006-омгоду должен был передать все изоляторы под контроль ФСИН, а в ведении ФСБ должны были остаться только временные изоляторы пограничных органов ФСБ.

Аброр Азимов содержался в секретной тюрьме с 4 до 17 апреля, Акрам — с 15 до 19 апреля.

В ходе адвокатского опроса Аброр рассказал, что его били и пытали током:

После того, как завели в камеру, приковали к железной трубе и сразу стали бить в область живота, почек, по голове ладонями… сняли обувь, носки и привязали к левой ноге провод, а к пальцу правой ноги прицепили прищепку и начали бить током, задавая при этом вопросы по следующей схеме: задавался вопрос про события, в случае, если правдивый ответ не устраивал — опять начинали бить током

Спустя три дня пыток один из людей, пытавших Аброра, предложил ему 30 граммов коньяка и заявил, что он устал не спать и пытать его. Азимов выпил алкоголь и запил его соком, после чего потерял сознание и очнулся лежа на полу с тряпкой на лице. Его держали за руки и за ноги, на тряпку лили воду, из-за чего задержанный захлебывался и задыхался, и снова терял сознание. При этом пытавшие Аброра включали аудиозаписи, на которых звучал чужой голос. Аброр сказал, что голос на аудио не его, но пытки продолжились, и тогда он стал придумывать ответы, которые, по его мнению, могли бы удовлетворить пытавших. Затем они ушли, но через какое-то время вернулись. Они стали говорить, что Аброр вводит следствие в заблуждение, «повалили на пол, полностью раздели, к половым органам прикрепили провод, а прищепку к уху, и снова начали бить током по 10 секунд, 6 или 7 раз, не прекращая».

В обращении адвокатов говорится, что старшего брата Аброра Акрама вывезли из больницы в Киргизии при участии спецслужб этого государства. В больнице он оказался с диагнозом двухсторонний гнойный гайморит, незадолго до этого ему сделали операцию. Акрам Азимов также подвергся пыткам в подвале, местонахождение которого точно он определить не может:

На запястья рук намотали мокрые тряпки, сверху надели наручники и подсоединили провода к кистям рук с помощью прищепки, а к ступням в области пальцев зажимы. После этого начались пытки электрическим током, напряжение делали то сильнее, то слабее с перерывами, при этом пытающие задавали вопросы, и если ответ их не устраивал, то напряжение тока повышалось. Пытки продолжались до 19 числа.

Из-за операции Акрам не мог дышать носом, а рот ему закрыли тряпкой, чтобы он не кричал. На голову ему надевали пакет и перекрывали воздух, совмещая это с пытками электрическим током. Кроме того, Акрама «раздевали, намазывали дубинку „финалгоном“ и говорили, что будут насиловать».

Пытавшие требовали от задержанного заучить показания о своем брате и о его знакомых, которые, по мнению пытавших, были террористами:

Моего брата Аброра вербовал Ахмад, я знал, что Ахмад террорист и что Фархат тоже террорист. Я ему посоветовал район Люблино, чтобы Фархат его знал, что в паспорте Фархата мой брат Аброр стер печать въезда и выезда из Турции; что Ахмат является «Амиром», т. е. возглавляет террористическую организацию; что мой брат завербован в течение «вахабизм джабха», что я должен запомнить следующие имена: Абдула, Аброр-Мусъаб, Жасур, Асад, и что все эти люди из группировки Ахмада

На третий день пыток в камеру к Акраму вошел мужчина, от которого резко пахло перегаром. Мужчина назвал себя патриотом, сотрудником спецслужб в отставке и «Абу-Хатибом», объяснив, что это означает «отец ада». Акрам запомнил этого человека и смог бы его опознать. Мужчина называл Акрама трусом и террористом, угрожал изнасиловать резиновой дубинкой.

Обоим братьям угрожали скормить их заживо свиньям вместе с их отцом.

В ходе адвокатского опроса Аброр Азимов рассказал Дмитрию Динзе, что слышал, как пытают брата:

Перевели в другую камеру. Я зашел в камеру, там были пятилитровые бутылки с мочой и (НЕРАЗБОРЧИВО) для пыток током. В той камере, где я находился, были биты, (НЕРАЗБОРЧИВО) для пыток током, кусачки и еще много разных приспособлений для пыток, в том числе ремни. В своей камере я слышал крики других людей. Камера была без окон, и я потерял счет времени. Приблизительно за 2 дня до официального задержания я услышал крик моего брата, которого пытали током. Я пытался себя убедить, что это не мой брат. Ко мне пришли сотрудники и одели провода на мизинец левой руки и второй конец прикрепили к пальцам левой ноги. Начали опять пытать током, задавая вопросы относительно моей поездки и предметов, которые я передавал. Моего знакомого в Турции через меня пытались сделать посредником террористов. Все вопросы и ответы на вопросы сопровождались пытками. Мужчины боялись, что я могу не выдержать, поэтому били меня осторожно.

После многих дней пыток, добившись от Азимовых согласия на дачу нужных показаний по делу, братьям позволили помыться и отвезли на места официального задержания, после чего задержали под камеру оперативной съемки ФСБ.

По словам Аброра, указанным в обращении адвокатов, после того, как он помылся, ему на голову натянули капюшон, обмотали скотчем и повезли куда-то. Одного из сопровождающих другие называли «Санычем». Машина остановилась, капюшон развязали, отдали все вещи и сказали, что Аброр сейчас направится к указанному месту пешком. Так как две недели он практически не ходил, идти ему было трудно. Метров через 50 к нему подбежали сотрудники ФСБ и задержали его. Один из силовиков достал пистолет и, потерев оружие о тело задержанного, вложил оружие ему в трусы. При этом было сделано два дубля видеозаписи — на одном Аброр на вопрос «понимаете, за что задержаны?» отвечает «нет», на другом — «да». Затем Азимова посадили в машину. Один из сидевших в автомобиле мужчин сказал, что ему нужно, чтобы Азимов оставил на пистолете следы. Тогда другой разобрал оружие и вложил детали в руку задержанного, и стал сжимать своей рукой руку Азимова с деталями пистолета в ней.

Как рассказал адвокатам Акрам Азимов, после того, как пытки закончились, ему выдали ботинки, ему не принадлежащие, на два размера больше. Затем его посадили в машину и возили кругами, потом перебросили в другую машину, при этом он слышал переговоры по рации — кто-то спрашивал, «готов ли он?». Потом машина остановилась, на поясе Акраму застегнули сумку, сказали выйти из автомобиля, подойти к скамейке на остановке и «не дергаться». Руки Азимов должен был держать в карманах и смотреть в землю. О том, что в сумке находится граната, он узнал только после задержания.

Сейчас Азимовы находятся в СИЗО Лефортово, им предъявлены обвинения по ч. 3 ст. 205 УК (организация и совершение террористического акта) и ч. 2 ст. 222.1 (хранение и перевозка взрывчатых веществ).

Топ-менеджер РБК Татьяна Голикова заявила на своей странице в фейсбуке, что издание не стало публиковать статью Рождественского, потому что «факты, изложенные в материалах, оказавшихся в распоряжении РБК, традиционно требуют проверки и верификации». Сам журналист сообщил, что кто-то из редакторов откомментировал один из абзацев текста так: «Мы верим в то, что подозреваемых в терроризме нужно было на мерседесе привезти в белую камеру и поить курвуазье? Или что?».

Помочь проекту
ОВД-Инфо собирает деньги на работу группы мониторинга: наша горячая линия работает 365 дней в году
закрыть

Помочь проекту