Репортаж

Картофельный росток и большой дядя: начался суд над подростком за события 12 июня

20.10.2017

В Тверском районном суде начался процесс против 17-летнего Михаила Галяшкина. Его обвиняют в том, что 12 июня во время протестов на Тверской в Москве он распылил газ из перцового баллона и попал в бойца Росгвардии.

На сегодняшнем заседании было решено, что процесс состоится в открытом режиме. Галяшкин заявил, что признает, что именно он распылил газ. Выступил потерпевший, который рассказал, что во время задержаний протестующих на Тверской попал под перцовую струю. Кто конкретно облил его газом, он не видел.

Сегодняшнее заседание и само дело Галяшкина ОВД-Инфо прокомментировали мать, адвокат и идейный гуру несовершеннолетнего обвиняемого.

Адвокат Сергей Бадамшин. Кадр видео «Радио Свобода»

Сергей Бадамшин, адвокат «Открытой России»

Процесс начался ровно и спокойно. Была оглашена часть обвинительного заключения. Галяшкин согласился с предъявленным ему обвинением и пояснил, что действия его носили рефлекторный характер, он действовал в целях защиты себя и граждан. Был допрошен потерпевший Лукьянчук, который рассказал о моменте применения к нему насилия на Тверской 12 июня. Следующее заседание будет практически через месяц. Попадание газа расценивается как насилие, не опасное для здоровья. Видеосъемку на заседании не разрешили, скорее всего, в связи с тем, что Галяшкин несовершеннолетний. Судья также абсолютно верно поставил на обсуждение вопрос о том, чтобы процесс сделать закрытым. Когда подсудимый высказался, что в его интересах, а также в интересах справедливости и правосудия будет провести открытый процесс, судья с этим согласился. 15 ноября у него будет день рождения, он станет совершеннолетним. Возможно, некоторые послабления в отношении работы СМИ будут сделаны. Мы заявили ряд ходатайств об исключении доказательств по делу, пока не буду озвучивать, каких. Не торопитесь.

Ольга Торяник. Кадр видео «Радио Свобода»

Ольга Торяник, мать обвиняемого

Впечатления от заседания положительные. Судья спокойно выслушивал мнения сторон, не перебивал, не вел себя агрессивно. Позиция моего сына — признать вину, подробнее свою версию он представит после исследования доказательств.

Ребенок сейчас под домашним арестом, меня удручает, что в арсенале развития у него сейчас лишь чтение литературы, общение с адвокатом и следователями из Следственного комитета. Это личности, конечно, безумно интересные, но на мой взгляд, этого маловато.

На предварительном заседании я заявляла ходатайство о разрешении ему посещать психологов и педагогов по английскому в государственном центре, мне было отказано. На мой взгляд, это плохо. Общение с психологом отвлекло бы его от мыслей об уголовном деле, позволило бы ему раскрыться, это было бы в интересах общества. Но нам запретили. Получается, органы преследуют исключительно карательную цель и никакой воспитательной. Ему нельзя пользоваться интернетом, телефоном. Прогулки разрешены по три часа в день, но в одиночестве.

Он не смог поступить в вуз: его задержали перед ЕГЭ по английскому. Он также не успел сдать ЕГЭ по обществознанию. Кроме того, он под домашним арестом, он физически никак не мог поступать. Он хотел поступать в Высшую школу экономики на факультет мировой экономики.

Домашний арест сын переносит нормально. Хотя с одними книжками находиться ему, конечно, скучновато.

Задержали его на самом митинге, оттуда доставили в отделение. Из автозака он мне написал сообщение в Viber о том, что задержан. В ту же секунду я поехала за ним и там уже узнала, что ему будет предъявлено обвинение. В общении с полицейскими были шероховатости, но в целом оно было нормальным.

Эдуард Лимонов. Кадр видео «Радио Свобода»

Эдуард Лимонов, лидер «Другой России»

Я пришел на заседание, потому что в деле упоминается наша организация и моя фамилия. Я посчитал нужным прийти парня поддержать, если он действительно каким-то образом вдохновлялся нашими идеями. В «Другой России» он не состоял, но у нас есть такое понятие «дикие нацболы» — которые сами зарождаются.

Сейчас возраст членов партии у нас поднялся, а раньше были и 16-летние, и 12-летние, и 17-летние — нас это не смущало. Идет насильственная инфантилизация общества, детьми пытаются продержать как можно дольше. В 15 лет я был умнее, чем потом был в 25. Сейчас я опять умнее, но и возраст-то совсем большой…

Мое мнение о событиях на Тверской? Во-первых, я сегодня не вижу Навального, а он должен был бы прийти — моральное такое обязательство… Он сейчас в спецприемнике? Ну, тогда у него есть серьезное извинение на этот счет.

Конечно, люди ищут способы выражения неприятия определенных черт нашей действительности. Где есть, грубо говоря, движуха — туда они и идут.

Если посмотреть на обвиняемого и на потерпевшего, все это, конечно, нелепо: худенький, маленький, как росток картофельный, и здоровый дядя милиционер с огромными бедрами и задницей. Ну куда это годится? Нужно верить своим глазам.

Я также против, чтобы полицейские свидетельствовали на судах. Они слушаются своих командиров. Они заранее против демонстрантов.

Меня недавно судили за несанкционированную демонстрацию, у меня свидетелями были аж четыре полицейских. Я видел, как им принесли напечатанную фабулу, и они у меня на глазах с нее списывали. В двух метрах от меня на том же столе.

Помочь проекту
ОВД-Инфо собирает деньги на работу группы мониторинга: каждый день мы пишем о политических преследованиях
закрыть

Помочь проекту