Свой опыт

За фото магнитов на холодильник

Вячеслав Балясников — житель Новомосковска (Тульская область). В июле суд оштрафовал его на две тысячи рублей за публикацию видео с «приморскими партизанами» и на одну тысячу рублей за фотографию магнитов с эмблемой «Правого сектора». И фото, и видео были опубликованы на его странице в социальной сети «ВКонтакте». За время следствия сотрудники ФСБ и прокуратуры не раз угрожали Балясникову реальным сроком. ОВД-Инфо публикует рассказ Балясникова.

21 июня ко мне домой пришли два сотрудника полиции — один в форме, другой в штатском. Они попросили меня проехать с ними, потому что я похож на человека, который недавно обокрал машину. Добавили, что с меня нужно снять отпечатки пальцев. Пойти с ними я никак не мог, потому что в этот момент собирался с друзьями поехать на музыкальный фестиваль. На что сотрудники ответили, что меня могут задержать и даже подать в розыск. Я решил пойти на компромисс и предложил, что сам могу прийти к ним в понедельник.

Утром 26 июня в 10:30, как по будильнику, мне позвонил сотрудник ФСБ и снова попросил посетить их.

Я пришел туда днем. Меня встретил молодой человек, которого представили как «сотрудника ФСБ». Он вежливо и учтиво сказал, что того вора они нашли, но со мной хотят поговорить по другому поводу. «Сотрудник ФСБ» признался, что ему неловко допрашивать мужчину, который старше него. Но все-таки он решился и спросил меня по поводу фотографии магнитов на холодильнике, что, мол, не очень хорошее дело получается. Я сказал, что фотографию эту удалю. «Сотрудник ФСБ» согласился, а потом опросил и записал показания по обоим случаям. После проводил и даже пожал мне руку.

Примерно через неделю позвонил прокурор и попросил прийти на беседу. Прокурор этот три года назад завел на меня дело по поводу видео «Невинность мусульман», которое было на моей странице в социальной сети. В тот раз мы с моим другом усиленно поработали: предоставили все доказательства моей невиновности и неоднократно обжаловали приговор. Но наши старания не принесли никаких результатов. Убедившись, что попытки оправдать себя в суде бесполезны, я решил не трепать себе нервы и в этот раз признать свою вину. А потом подать жалобу в ЕСПЧ и ждать несколько лет, пока ее рассмотрят.

Я снова пришел на встречу, где меня ждали прокурор и тот самый «сотрудник ФСБ». Когда они увидели меня, то закрылись у себя в кабинете, а потом позвали к себе. Прокурор сказал, что я доигрался: это уже второй случай, а значит, можно заводить уголовное дело. «Тюрьмы разные бывают, мы можем устроить и похуже, и получше» — сказал он. Сотрудник ФСБ заострил внимание на видео с «приморскими партизанами». Особенно его возмутила подпись под видео — «Герои нашего времени». Он начал закидывать вопросами: неужто я за то, чтобы полицейских убивали? Я ответил, что выступаю за мирное решение проблем, и вообще, подпись могла сохраниться при добавлении видео с другой страницы.

На вопрос, чего они от меня хотят, сказали, что им нужно признание моей неправоты. Тогда я в очередной раз напомнил, что после предупреждения сразу удалил то фото и видео. Но для них этого оказалось недостаточно. Сотрудники снова намекнули, что по закону на меня можно завести уголовное дело. Потом поставили меня перед выбором: какое дело заводить — административное или уголовное? Я сказал, что, конечно же, административное. Тогда они обещали что-нибудь придумать. Потом «сотрудник ФСБ» ушел, и прокурор заметно подобрел. Мы поговорили с ним про Украину, а потом он поделился, что недавно ездил на родину — в Грузию. По прокурор напомнил мне, что мне нужно прийти на суд. Но не дал никакую повестку.

Вообще во время разговора они вели себя очень шаблонно — то пошутят со мной, то начинают злиться. Происходящее напоминало демонстрацию знаний из учебника по проведению допросов.

В назначенный прокурором день я пришел в суд. Перед началом слушания ко мне подходит взволнованный прокурор и осторожно предупреждает, что судья сегодня очень зла и настроена дать мне арест. Я решил на это никак не реагировать. Но прокурор продолжил: сказал, что попытается сделать все возможное, но напомнил, что самое главное сейчас — это мое признание вины. Еще он посоветовал соглашаться со всем, что говорит судья. Я и до этой беседы решил признать вину — не хотелось снова погружаться в судебную нервотрепку. Да и те видео с фото я удалил.

Вызвала судья. Это оказалась совсем не злая, а даже веселая женщина, которая сразу же сказала мне: «Ну что же вы, взрослый мужчина, где такие магниты нашли?» Магниты мои друзья мне подарили в Украине — я этого никогда и не скрывал. Позже стали рассматривать два отдельных дела. За первое, где меня обвиняли в размещении на своей странице ролика с «приморскими партизанами», дали штраф две тысячи рублей. Второе — за опубликованное в социальной сети фото магнитов на холодильнике. Судья уточнила, что сами магниты — ничего страшного, но вот их фото, выложенное в интернет — уже дело серьезное. За фото меня оштрафовали на одну тысячу рублей.

Потом судья вдруг вспомнила про мой прошлый штраф за видео и спросила о его погашении. С того момента прошло три года, и, естественно, никаких бумаг у меня не осталось. Но я сказал, что она может проверить погашение на портале «Госуслуги». Судья приняла это во внимание и добавила, чтобы новый штраф я оплатил в течение ближайшего времени. Я сказал, что сначала дождусь его появления на «Госуслугах». На что она ответила, что не стоит ждать, когда появится, а лучше оплатить сейчас. Это показалось мне очень подозрительным.

После окончания заседания меня попросили не рассказывать СМИ о суде и всей ситуации в целом. Объяснили это тем, что в прокуратуре принято сначала выкладывать новости на их сайте, но они постараются, чтобы этого не произошло. Но для меня это никакой роли не играет.

С момента суда прошло уже больше недели, но штраф на портал «Госуслуги» мне так и не пришел.

Теги: 
Помочь проекту
ОВД-Инфо собирает деньги на работу группы мониторинга: наша горячая линия работает 365 дней в году