Свой опыт

«Встреча закончилась смешной сценой — я встаю со стула, и диктофон выпадает на пол»

В Тольятти нескольких активистов вызвали на беседу в Центр по противодействию экстремизму 22 августа в связи с митингом 6 августа против повышения тарифов ЖКХ. Среди них были председатель профсоюза «МОЛОТ» Вячеслав Шепелёв и активистка Ирина Бондаренко. Шепелёв рассказал ОВД-Инфо о своем визите.

Поначалу пришлось познакомиться. Но в нарушение 85-го приказа МВД у гражданина не оказалось удостоверения. Он его, оказывается, оставил в машине. Со мной такие номера не прокатывают, и «товарищу» нехотя пришлось со второго этажа спуститься в машину за документом. Дальше я объяснил майору, что я являюсь гражданином СССР, и он не имеет права меня допрашивать без представителя консульства моего государства. (Паспорт я, конечно, менял на аусвайс эРэФовский. А вот гражданство не менял никто из 143 миллионов граждан. Но это другая тема. Майор мне пытался впарить, что в Совете безопасности ООН эРэФия. А я ему — документ. Там черным по белому — «Союз Советских Социалистических Республик». Никакой эРэФии там в помине нет.) Когда же я объяснил, что он совершает преступление по ст. 64 УК РСФСР — измена Родине, он понял, что дело имеет не с дилетантом. Потом меня отвели вниз, где заставили вывернуть карманы и выложить свои вещи в шкафчик. Даже пустой чехол от телефона. Я знаю, что ничего с собой брать нельзя во избежание провокаций. Поэтому взял с собой только ксерокопию паспорта и ключ от двери машины. Остальное оставил в багажнике автомобиля, сообщив сыну, где припарковал.

Итак я всё (почти) сложил в шкафчик. Майор меня проверил металлоискателем. Но плохо искал. В плавках я спрятал диктофон, который впоследствии и писал все происходящее.

Начались вопросы: я ли организатор митинга, знаю ли Ирину Бондаренко, знаю ли, что Мальцев возглавляет движение «АРТПОДГОТОВКА», знаю ли, что означает на белом флаге красная галочка… И т. п. На все вопросы я отвечал однозначно: «Статья 51 Конституции РФ». Порядка 10 вопросов и столько же ответов — «Статья 51 Конституции РФ».

Кто написал кляузу и что в ней — следователь мне не сказал, сославшись на «Статью 51 Конституции РФ». Я попытался ему объяснить, что он должностное лицо и ст. 51 в данном случае на него как на гражданина не распространяется.

Видимо, правоохранительные органы уже понимают, что скоро будет смена власти. Потому ни на меня, ни на Ирину ни какого давления оказано не было. Опрос прошел в дружеской (если так можно сказать) обстановке. Чай, правда, ни мне, ни Ирине не предлагали. Майор попытался перевернуть несколько вопросов, чтоб вывести меня из-под 51-й статьи, но попытки не увенчались успехом. Я как профсоюзник с немалым стажем тоже стал неплохим психологом. Приходится на несколько шагов предвидеть ходы работодателей, чтоб защищать интересы работников. Майор сказал, что официально запросит у меня учредительные документы «МОЛОТа». Возможно, попробуют воздействовать с другой стороны. Например, объявить наш профсоюз экстремистским. Хотя профсоюз ни к митингам, ни к оппозиции никакого отношения не имеет. Как говорится, «мухи отдельно, котлеты отдельно». Ну, этой власти все равно — лишь бы зацепиться. Надеюсь, что в органах еще нормальные люди. Да и майор сказал, что прошли аттестацию. Встреча закончилась смешной сценой — я встаю со стула, и диктофон выпадает на пол. Думаю, у следователя в тот момент пронесся в голове весь час нашего общения — не наговорил ли он чего лишнего. Меня встретила Ирина Бондаренко, и мы поехали в другое место, назначенное ей майором для встречи. Ирина в отдел не согласилась идти, поэтому договорились они встретиться в кабинете участкового. После первого же заявления Ирины 51-й статьи майору стало понятно, что беседа будет аналогичной.

Кстати, я спасибо сказал майору за то, что он меня пропиарил. Потом до него дошло, что если б нас не пригласил, то и информационного повода бы не было. Я на своей голодовке 12 июня говорил заместителю начальника ГУ МВД, что их коллеги идиоты. Не трогали бы они Дашу с плакатиком 26 марта — не было бы столько интереса к прогулке. (Среди задержанных в Тольятти была активистка Дарья Рыкова. — ОВД-Инфо) Нас там было меньше тысячи в «Парке Победы». Народу бы стало скучно, и он разошелся бы. А тут полковник решил прогнуться. В результате все прохожие подтянулись. И нас оказалось больше 1,5 тысячи. Я майору предложил посадить меня на 15 суток. А еще лучше — по 282. Они начали понимать, что сроки, которыми они раньше людей пугали, стали показателем крутизны. Время такое: кто садится по политике, тот герой. А кто сажает — гады.

По данным ОВД-Инфо, на беседу в Центр «Э» был также вызван депутат законодательного собрания одного из районов Самарской области, который выступал на митинге. Однако он отказался отвечать на вопросы ОВД-Инфо о беседе.

Помочь проекту
ОВД-Инфо собирает деньги на работу группы мониторинга: каждый день мы пишем о политических преследованиях