Свой опыт

«Я достал куклу Путина и плакат со стихами Надсона»

2 октября Нижегородский районный суд Нижегородской области арестовал на 14 суток правозащитника Станислава Дмитриевского, задержанного 29 сентября в Нижнем Новгороде на площади Маркина, где планировалась встреча с Алексеем Навальным. Навального в тот день задержали в Москве, не дав доехать до Нижнего Новгорода. Власти города объявили, что на площади Маркина запланировано другое мероприятие под названием «Позитивный Нижний», однако местные активисты, планировавшие прийти на встречу с Навальным, все равно собрались там. Полиция задержала семь человек. ОВД-Инфо публикует впечатления Дмитриевского от мероприятия.

Несколько замечаний в формате «Разбор полетов» о прошедшей акции.

Кажется, впервые со времен «Маршей несогласных» (2007—2008 гг.) нижегородские оппозиционеры столкнулись с таким уровнем противодействия — тотальный запрет проведения митинга-встречи с Алексеем Навальным на любых площадках, превентивные аресты главного участника и основных организаторов, кампания запугивания активистов и их родственников посредством ментов (назвать этих животных полицейскими не поворачивается язык), а населения — посредством СМИ, блокада штаба с еще не арестованными организаторами за три часа до акции и их последующее задержание при попытке выхода, арест имущества организаторов, включая сцену, оперативная постановка на месте встречи дорогостоящей имитации городского праздника с тотальным огораживанием площади и прилегающих территорий, установкой на входах блокпостов с тотальным досмотром граждан, включение оглушительной попсы, что сделало невозможным не только публичные выступления, но крайне затрудняло даже простую словесную коммуникацию между потенциальными участниками. Только вот окон активистам по ночам не били, но, думаю, все еще впереди.

После того, как в Москве был арестован Навальный, а в Нижнем — Волков и собранная ночью сцена, стало ясно, что намеченную ранее встречу нужно срочно переформатировать в акцию протеста. Отказ от такого сценария означал бы признание нами собственного бессилия и морального поражения перед лицом ликующей путинской гопоты. Задачей властей было исключить в намеченные часы любую заметную протестную активность в центре города, показать, что мы морально раздавлены и они полностью контролируют ситуацию. Нашей задачей было показать городу и миру, что мы живы, не деморализованы, что нас много, и мы не боимся сукиных детей. В какой степени сторонам удалось достичь намеченных целей, кто выиграл в этой битве?

Я полагаю, что прошедшее справедливо оценить в качестве ничьей. Результат противника: встреча с Навальным сорвана, число протестующих оказалось значительно меньшим, чем, скажем, 26 марта. Наш результат: акцию, и все-таки относительно многочисленную, провести удалось, несмотря на беспрецедентное противодействие — холкинский балаган с дешевыми паяцами и дрессированными ментами мы, все-таки, слегка подпортили.

Вот как я все это увидел. Проведя утром рекогносцировку, я понял, что соваться внутрь загона — провальная тактика. Они там все будут контролировать. Зато рядом — на отрезке Рождественской в районе ресторана «Безухов» от Ивановской церкви до первого ментовского блокпоста — была прекрасная площадка, освобожденная от транспорта, где спокойно могли бы мирно, без оружия, собраться 3–4 тысячи человек и показать, кто в доме хозяин: мы или тараканы. Прибыв в штаб, я предложил изменить место сбора и был поддержан Анной (Петкогло, координатором предвыборного штаба Алексея Навального — ОВД-Инфо) и собравшимися активистами. Возникла короткая дискуссия — когда информировать людей о том, что собираемся вне ограждений и в загон не идем? Решили, что не раньше, чем за час до мероприятия. Был ли сделан такой анонс и если да, то во сколько — мне не известно. Я предупредил собравшихся, что по моему опыту штаб будет заблокирован за несколько часов до мероприятия, и лучше всем отсюда как можно быстрее уйти, если мы хотим дойти до места проведения акции. После чего я сам быстро слинял, но сделал глупость, отправившись к себе в офис, то есть в такую же ловушку. Никаких провокаций у меня в офисе не было года так с 2013, если не считать всяких НОДовских камланий под дверью, поэтому я, дурак, расслабился. Между 15 и 16 позвонила Анна, сообщила, что большинство активистов ушло из штаба, но они уйти не успели, и их заблокировали — всех, кто выходит, задерживают. Попросила меня быть организатором акции. Я согласился, увы, понимая, что у меня нет фактически никаких инструментов и времени для координации действий. Через полчаса после этого разговора и в мой офис начали барабанить менты, и я едва оттуда выбрался. Моей заслуги тут нет — только благодаря исключительному ротозейству долбоящеров из ЦПЭ (говорят, в это подразделение ссылают самых тупых ментов со всей области, под стать начальнику — полковнику Алексею Трифонову) удалось мне оттуда выбраться и доехать до Рождественской. Там я увидел, что на оговоренном отрезке Рождественской практически никого нет — собралось нас там человек 20, не больше. Как я понял, информация об изменении места сбора так и не была широко распространена. Потом мне позвонила Аня Степанова и сообщила, что она в центре загона на Маркина, и там собралось довольно много активистов. Поэтому мы пошли туда.

Фото: Сергей Шунин

Там было довольно много народа, часть из них водила хоровод. Музыка все заглушала, говорить можно было, только крича в ухо собеседника. Я достал куклу Путина и плакат со стихами Надсона о «стране без прав и без закона». Минут 15 у меня ушло на осознание того, что все присутствующие вообще — наши сторонники, что кроме них и ментов на площади вообще никого нет. Моя жена говорит, что тоже не сразу это поняла. Я видел пустую сцену с колонками, откуда ревела музыка. Разведка сообщила, что у сцены 4 охранника, и не составит труда ее занять, отключить музыку и начать митинг. Я попросил передать по рядам — идем к сцене. Минуты через две-три хоровод переформатировался, и люди направились в сторону сцены… однако прошли мимо нее по Рождественской в сторону моста. И тут я понял, что моя информация не достигла цели, люди организовались сами. Но началось скандирование «Путин-вор» и т. п., это было круто, музыка уже не заглушала нас. У блокопоста народ развернулся и пошел назад, опять мимо сцены и…зачем-то вернулся к месту хоровода, в центр загона, где продолжала орать музыка. Тогда я попытался развернуть колонну, встал впереди и сказал, что мы идем гулять к Минину и Пожарскому. После чего на меня набросились менты. Стоявшие рядом попытались построить сцепку, но безуспешно. Меня пытались не отдать ментам жена, дочка; сцепку попытались организовать Илья Мясковский, Дмитрий Калинычев и Владимир Кравцов, и, кажется, еще несколько человек — трое последних в итоге оказались в автозаке вместе со мной.

Фото: Олег Хабибрахманов

Ну, дальше всем известно.

Итого, наши успехи:

Все-таки мы провели заметную акцию протеста и сорвали благостный сценарий холкиных-антоновых.

Отличная идея с хороводом: менты оказались совершенно к ней не готовы и не понимали своими тупыми башками, чего вообще в этой ситуации делать. Отдельное спасибо Анне Степановой, которая, как я потом понял, и организовала все это действо.

В отличие от 26 марта, никто из задержанных не пошел в автозак своими ногами. Крепим чувство собственного достоинства.

Итого, наши недоработки:

Штаб и активисты до самого последнего момента исходили из одного единственного сценария — беспрепятственная встреча с Навальным, сцена, отсутствие серьезного противодействия. Мы оказались совершенно не готовы к сценарию жесткого противостояния. Даже группа безопасности прорабатывала только сценарий отпора провокаторам, но не исходила из ситуации, в которой основным противником будут менты.

Хоровод — отличный ход, позволивший сплотить протестующих и дезориентировать противника. Но нужно было гораздо быстрее менять формат-либо занимать сцену, либо идти «гулять» по городу.

Не умеем строить сцепки и не отдавать своих. Это очень плохо. Главный принцип — своих не отдаем! А у нас одного в автозак волокут, а пятеро это фотографируют. Позор! Это не значит, что надо дубасить ментов и подставляться под уголовку. Но это значит — держать своих за руки и за ноги, виснуть на них телом, использовать по полной программе все ненасильственные способы противостояния и коллективной защиты.

Почему сдулся протест после задержаний? Надо было идти по меньшей мере к ОП-5, благо это рядом, и опыт уже наработан с марта, и требовать освобождения всех задержанных, начиная с Волкова. Дяденьку мента испугались, который грозил карами? Не надо забывать главный принцип — внимательно выслушай то, чего хочет от тебя мент (не путать с полицейским), и сделай ровно наоборот.

Все ждут лидера, который поведет за собой всех. Это ошибка. Каждый должен стараться стать лидером на своем месте, здесь и сейчас.

Ну и самое главное: мне кажется, в ходе этих всех событий, наших успехов и провалов, начинает складываться настоящая команда. Команда, включающая в себя тех, кто уже много лет участвует в борьбе с воровским режимом, и тех, кто только еще вливается в протест. Команда, которая способна синтезировать горечь прошлых поражений, опыт успеха, и энтузиазм неофитов. Так победим!

Оригинал

Помочь проекту
ОВД-Инфо собирает деньги на работу группы мониторинга: наша горячая линия работает 365 дней в году
закрыть

Помочь проекту