Свой опыт

Обстоятельства травмы плеча: о задержании на «Он нам не царь»

11.06.2018

Публикуем рассказ Алексея Ходакова, одного из задержанных в Москве на акции «Он вам не царь». С последствиями задержания ему пришлось разбираться целый месяц: сотрудники уголовного розыска назойливо пытались вытащить его «для объяснений» — из-за травмы, которую ему же нанесли полицейские. Зафиксировать ее удалось лишь частично: электричество в травмпункте выключилось, когда рентген был сделан, а снимок еще не проявлен.

Задержание

Я стоял на площади с плакатом в пяти метрах от памятника Пушкину, по правую сторону. В 14:20 был задержан сотрудниками полиции. Во время задержания полицейские не представились, не объяснили причину задержания, сразу схватили меня за руки, резко заломили за спину и поволокли в автозак.

Приблизительно через десять минут после моего задержания, когда автозак был наполнен, нас повезли в ОВД «Мещанский» для оформления. В 14:45 я был доставлен в ОВД. Также с участниками акции были задержаны журналист «Новой Газеты» и представительница провластного движения НОД (Национально-освободительное движение — ОВД-Инфо). Журналиста отпустили в течение трех часов. Представительницу НОД тоже отпустили, к удивлению всех остальных задержанных. Сотрудники предлагали оставшимся написать объяснения по поводу обстоятельств задержания. Кто-то писал, кто-то нет. Я не стал писать, сославшись на 51-ю статью Конституции.

Объяснение

Сотрудница полиции настаивала на том, чтобы я поставил свою подпись в бланке с заголовком «Объяснение» в графе, которая гласит, что мне разъяснены мои права и что я говорю правду (две подписи), хотя никто никаких моих прав мне не объяснил. На мой отказ она ответила, что будут приглашены понятые, и мне все же придется подписать. Я не задерживался ранее и не имел опыта в подобных делах, поэтому попросил зачеркнуть поле для объяснений и поставил подпись в тех двух графах. Позже я узнал от адвоката Константина Маркина (от ОВД-Инфо), который прибыл в ОВД для оказания юридической помощи задержанным, что сотрудники полиции не имеют права заставлять подписывать данный документ. Константин попытался это объяснить сотруднице, но она проговорила что-то в духе «вы ничего не понимаете» и удалилась из кабинета.

Протоколы составляли очень долго, в положенные по закону три часа полиция не уложилась. Я получил копии протоколов в 18:45 (то есть через четыре часа). За все время нам дали только пятилитровую бутылку воды (на 22 человек). После получения документов на руки сотрудница полиции мне сказала, что я задержан на 48 часов. Я спросил, на каком основании, она ответила, что статья 20.2 часть 6.1 подразумевает арест при задержании до 48 часов.

Скорая

Я предупредил сотрудницу о том, что у меня периодически падает сахар в крови, мне нужно нормальное питание, на что в ответ услышал, мол, здесь выдадут «сухпаек», или сообщите родственникам, пусть они привезет еду». Еще у меня весенняя аллергия, а лекарств с собой не было. Но это никак не повлияло на полицейских.

У меня забрали личные вещи и телефон и поместили в двухместную камеру, в которую позже поместили еще одного задержанного. Через несколько часов нам сообщили, что нас обоих перевезут в Красносельский ОВД. Выпустили из камеры, выдали личные вещи и сказали ждать, пока за нами приедут. Прошло примерно час-полтора, как за нами приехали полицейские. Когда нас привезли в Красносельский ОВД, оказалось, там нас не готовы принять. Повезли обратно в Мещанский. Пробыли мы там еще часа два или три и нас снова повезли в Красносельский ОВД.

У второго задержанного, который был со мной, опухло колено (последствия задержания), и он попросил вызвать скорую. Врачи приехали и осмотрели его. Я попросил доктора заодно и мое плечо посмотреть. Он посмотрел, сказал, что похоже на растяжение, но так как скорую вызывали не по моей просьбе, то он не может отправить меня на рентген, чтобы зафиксировать травму и выписать справку. Я спросил у врача: мне также надо обратиться к сотрудникам полиции, чтобы они вызвали скорую? Доктор ответил, что лучше будет после того, как выпустят, сходить в травмпункт. Я последовал его совету.

Лекарства

После этого, второго задержанного увезли делать рентген. А у меня снова забрали личные вещи и поместили в камеру (было три часа ночи). Напомню, нам никто так и не дал никаких «сухпайков», и, если бы моя жена не передала пакет с едой, когда я еще находился в Мещанском ОВД, мы бы остались голодными. Из-за отсутствия антиаллергических препаратов у меня обострилась аллергия. Сильно покраснели глаза, они жутко чесались, отекли носовые дыхательные каналы, вследствие чего носом я не мог дышать совсем. И, ко всему, еще и плечо болело. В результате практически не спал ночью, постоянно чихал и сморкался. Было очень некомфортно. Только на следующий день, примерно к 14:00, когда моя жена принесла вторую «посылку», в которую положила лекарства, мне стало легче (после приема препаратов), и я смог заснуть. Лекарства не разрешили оставить в камере, а сказали, если потребуется, то нужно звать сотрудника, и он их даст. Так я пробыл в Красносельском ОВД до 07.05.2018. В понедельник (7 мая) в 10:40 нас забрали обратно в Мещанский ОВД. По прибытии мне сказали, что сейчас всех задержанных повезут в Тверской суд. Прошло еще три, часа и мне дали подписать документ о том, что меня вызовут в суд по повестке, и отпустили (было около 15:00).

Электроснабжение

Приехав домой и приведя себя в порядок, я отправился в травмпункт. Доктор осмотрел плечо, также сказал, что похоже на растяжение, и отправил меня на рентген. Сделав рентген, я только вышел в коридор, и тут же погас свет во всем здании травмпункта. Женщина-врач, которая выполняла процедуру, вышла из рентген-кабинета, подошла ко мне и сказала, что во время «проявки» снимка оборудование отключилось из-за отключения электроснабжения, и снимок не проявился. Нужно процедуру сделать еще раз. Я ответил, что рентген тела нельзя делать чаще одного раза в полгода. Она сказала, что все понимает, но по-другому никак. Я снова зашел к травматологу и спросил, как мне быть. Он ответил, что может выдать справку, но я должен написать отказ от проведения рентгена. На что я сказал, что процедура была проведена, и я не собираюсь подвергать себя риску спровоцировать онкозаболевание, делая процедуру повторно. Доктор ответил, что выбор за мной. Я принял решение написать отказ от проведения повторного рентгена. Он выписал мне справку, и я поехал домой.

Полиция

В этот же день около восьми часов вечера мне позвонили из полиции. Сотрудник сказал следующее: так как я обращался в травмпункт, то я должен явиться в дежурную часть и написать заявление на сотрудников полиции, которые нанесли мне травму при задержании. Я сказал, что не могу подъехать и нет желания что-то писать. Сказал, что если и приеду, то не раньше завтрашнего дня. Я никуда не поехал. Спустя несколько дней, а именно 17 мая, около десяти часов вечера мне позвонил участковый и попросил явиться к нему для дачи объяснений, при каких обстоятельствах я получил травму плеча. Я ему ответил, что все объяснения уже дал в протоколе задержания и больше ничего объяснять не собираюсь. Он ответил, что ему нужно закрыть какие-то внутренние документы, их нужно передать в вышестоящие органы. Я согласился, и мы договорились на 12 часов дня 18 мая встретиться у участкового в кабинете. К 12:00 (18 мая) я прибыл в участковый опорный пункт, но дверь была заперта на замок. Я развернулся и пошел домой.

Угрозыск

В понедельник (21 мая) в семь вечера мне позвонил брат и сказал, что к нему домой (в Химках) приходили сотрудники уголовного розыска и убедительно просили связаться со мной. Оставили номер телефона одного из сотрудников УГРО и просили срочно связаться. На следующий день (22 мая) в 9 утра они снова позвонили брату и стали спрашивать, когда я с ними свяжусь. Брат позвонил мне и, сильно нервничая, попросил меня сейчас же связаться с ними. Я позвонил, ответил сотрудник угрозыска, представился Валерием Олеговичем (фамилию не сказал), попросил меня явиться к нему в отдел для дачи объяснений по поводу митинга и отметил, что я не проживаю по адресу регистрации. Сказал, что ему пришло распоряжение «сверху» и он должен получить мои объяснения в ближайшие два дня. Я ему ответил, что мои объяснения есть в протоколе задержания и ничего больше я объяснять не обязан. На что он ответил, что в таком случае он снова придет домой к моему брату и будет требовать объяснения по моему делу с него. Я сказал, что брат не имеет никакого отношения к моим делам, и все возникающие вопросы нужно решать со мной. Сотрудник угрозыска снова переспросил, когда я смогу подойти к нему в отдел. Я ответил, что не раньше 27 мая, так как в данный момент не нахожусь в Москве. Он сказал, что 27 мая будет звонить мне снова и добиваться встречи.

24 мая приблизительно в 20:00 мне позвонил опять участковый и снова попросил с меня письменные объяснения по факту получения травмы плеча. Я ответил ему, что я уже приходил к нему, но его не было в отделении в оговоренное с ним время. И что я отказываюсь давать какие-либо объяснения, ссылаясь на 51-ю статью Конституции. Участковый ответил, что услышал меня, чтобы я оставался на связи, и положил трубку. Потом звонили 27 мая, я сказал, что без повестки никуда не пойду. Пока больше не беспокоили.

Помочь проекту
ОВД-Инфо собирает деньги на работу группы мониторинга: наша горячая линия работает 365 дней в году
закрыть

Помочь проекту

Больше 1195 человек было задержано 9 сентября, больше половины из которых - в Санкт-Петербурге. Сегодня там снова проходит акция, и мы вместе с волонтёрами будем следить за задержаниями и оказывать юридическую помощь. Нам очень нужна ваша поддержка - только благодаря ей наш штаб может работать в усиленном режиме даже по воскресеньям.
Больше 1195 человек было задержано 9 сентября. Сегодня в Санкт-Петербурге снова проходит акция, и мы будем следить за задержаниями и оказывать юридическую помощь. Это возможно благодаря вашей поддержке.