Статьи

«Список Сенцова». Кто входит в число «украинских политзаключенных в России»

04.06.2018

22 дня длится голодовка кинорежиссера Олега Сенцова. Режиссер, приговоренный к 20 годам колонии по обвинению в терроризме, объявил, что единственным условием прекращения голодовки является освобождение «всех украинских политзаключенных», находящихся на территории России. ОВД-Инфо публикует список людей, связанных с Украиной и лишенных свободы с той или иной вероятностью по политическим мотивам.

В сообщениях о голодовке Сенцова в колонии строгого режима «Белый медведь» в Лабытнанги (Ямало-Ненецкий автономный округ) со ссылкой на его адвоката Дмитрия Динзе приводилось число украинских политзаключенных — 64. При этом адвокат уточнил, что имен Сенцов не назвал и себя в это число не включает.

Число 64 прозвучало из уст представителя украинских властей еще в конце января 2018 года. Издание «Слово и дело» передало слова советника министра информационной политики Юлии Каздобиной: «…сейчас 64 человека считаются политическими заключенными, 54 из них или были задержаны в Крыму, или содержатся в Крыму, или были вывезены из Крыма, и 36 из них являются крымскими татарами».

26 февраля число 64 фигурировало в сообщении Министерства юстиции Украины. В тот же день на YouTube был выпущен фильм «Узники Кремля», снятый телеканалом иновещания Украины UATV при поддержке министерства информационной политики. В сообщении Минюста и в фильме использовался один и тот же заголовок и одна и та же стилистика оформления фотографий политзаключенных и текста о них. Однако в финале фильма называется иное число — 67.

Один из упомянутых в обоих перечнях был освобожден под подписку о невыезде, а другой вышел на свободу в апреле по истечении срока наказания.

66 человек названы и в перечне, который совместно подготовили Украинская Хельсинкская группа, организация украинских журналистов Media Initiative for Human Rights и Объединение родственников политических узников Кремля.

Наконец, в поименном списке «граждан Украины, лишенных свободы по политическим мотивам на территории России и оккупированного Крыма… по состоянию на 28 мая 2018 года», опубликованном на сайте Let My People Go, созданном гражданской инициативой «Евромайдан SOS» и посвященном украинским политическим заключенным, — 70 фамилий.

Проанализировав эти перечни, ОВД-Инфо публикует свой список из 71 человека (а также некоторую информацию о похожих делах людей, которые не внесены в эти перечни). Данные об этих людях приводятся с пояснениями — по какому делу они преследуются, по каким статьям их обвиняют и где они находятся. Не всех из перечисленных ниже людей признали политическими заключенными российские правозащитные организации. В отношении некоторых людей в открытых источниках содержится довольно мало данных о сути и обстоятельствах преследования.

В насильственных преступлениях были обвинены 15 человек, 18 — в приготовлении или покушении на насильственные преступления (не считая тех, кто обвинен также и в совершении), двое в шпионаже, трое — в государственной измене, трое в призывах к насильственным преступлениям, 25 — только в причастности к запрещенным организациям (включая финансирование). В подавляющем большинстве случаев вина преследуемых, по мнению ряда правозащитников, не доказана. Российские власти считают многих перечисленных ниже людей (прежде всего — жителей Крыма) гражданами РФ. Некоторые из них являются гражданами обоих государств.

Олег Сенцов на суде / Фото: Антон Наумлюк/RFE

Дело «крымских террористов» (3 человека)

Помимо самого Олега Сенцова, по этому делу о поджогах двух офисов («Единой России» и «Русской общины Крыма») в Симферополе весной 2014 года, квалифицированных как теракты, и подготовке подрыва других объектов осуждены

Александр Кольченко — 10 лет колонии строгого режима, находится в колонии № 6 в Копейске (Челябинская область), объявил голодовку в поддержку Сенцова

Алексей Чирний — семь лет колонии строгого режима, находится в одной из колоний города Шахты (Ростовская область); в отличие от Сенцова и Кольченко признал вину, дал показания на других обвиняемых

Всем троим вменили участие в совершении и подготовке терактов, причастность к террористическому сообществу (Сенцова суд объявил главарем банды), Сенцова и Чирния обвинили также в незаконном хранении боеприпасов. Причастность Сенцова к «террористической деятельности», согласно утверждениям защиты, не доказана вовсе, причастность Кольченко — лишь в том, что во время одного из поджогов он караулил снаружи.

Еще один обвиняемый по этому делу, Геннадий Афанасьев, так же, как и Чирний, дал признательные показания и был приговорен к семи годам колонии строгого режима. Позднее, выступая свидетелем во время рассмотрения дела Сенцова и Кольченко, выделенного в отдельное производство, отказался от своих показаний, заявив, что дал их под пытками. Примерно через год после этого был передан Украине.

Дело «украинских боевиков в Чечне» (2 человека)

В 2014 году российские следственные органы вспомнили о событиях середины 1990-х годов и завели дело об участии членов радикальной партии Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона (УНА-УНСО) в боевых действиях в Чечне. Среди предполагаемых преступников назывались не только руководители «Правого сектора», в который была переформатирована УНА-УНСО, но и тогдашний премьер-министр Украины Арсений Яценюк. По делу были арестованы и осуждены

Николай Карпюк — 22 с половиной года колонии строгого режима, находится в тюрьме «Владимирский централ»

Станислав Клых — 20 лет и один месяц колонии строгого режима, находится в тюрьме в Верхнеуральске (Челябинская область)

Причастность Карпюка и Клыха к боевым действиям в Чечне и убийству российских военнослужащих, как утверждает защита, не доказана. Обоих жестоко пытали — как и ключевого свидетеля Александра Малофеева, на чьих показаниях строится дело.

На Клыха в ходе судебного разбирательства завели еще одно дело. На заседаниях по делу УНА-УНСО он вел себя странно — то апатично, то буйно, адвокат заподозрила, что это связано с действиями каких-то препаратов, которые ему давали в заключении. Однако врачи, проводившие экспертизу, сочли, что он здоров. Во время одного заседания Клых сорвался и начал кричать на прокурора. За неуважение к суду его приговорили к 240 часам обязательных работ, которые были заменены на еще один месяц колонии.

Дела о подготовках терактов (2 человека)

Алексей Сизонович — 12 лет колонии строгого режима, штраф в 250 тысяч, находится в колонии № 19 в поселке Маркова (Иркутская область)

Павел Гриб — под следствием, находится в СИЗО № 5 в Краснодаре

Сизонович был обвинен в приготовлении к совершению теракта, незаконном хранении взрывчатки и незаконном пересечении российской границы. По версии следствия, он передавал сообщнице мины для производства взрыва в Каменске-Шахтинском (Ростовская область) перед выборами в Госдуму в октябре 2016 года и фотографировал тамошние объекты. Сизонович признал вину и даже написал отказ от подачи апелляционной жалобы, хотя адвокат ее подготовил. Информации о деле немного, однако некоторые детали официальной версии событий у правозащитников вызывают сомнения — в частности, то, что 60-летний человек, не производящий впечатление физически крепкого, «прыгнул с моста в реку и скрылся» после первого задержания. Оперативники утверждают, что задержали его во второй раз спустя месяц, однако где он скрывался в течение этого месяца, неизвестно.

Гриб был обвинен в содействии террористической деятельности. По версии следствия, он предложил жительнице Сочи взорвать бомбу на школьной линейке. По словам самого Гриба, он поехал в Гомель встречаться с девушкой из Сочи, с которой познакомился в соцсетях, и после свидания был задержан. Поводом для преследования могли стать его агрессивные антироссийские высказывания в соцсетях.

Дела «крымских диверсантов» (8 человек)

Двух человек обвинили в том, что они собирались перевозить на автомобилях группу, планировавшую взрывы большого числа военных и гражданских объектов в Крыму летом 2016 года.

Андрей Захтей — шесть с половиной лет колонии строгого режима, штраф в 220 тысяч рублей, находится в СИЗО № 1 в Симферополе

Евгений Панов — под судом, находится в СИЗО № 1 в Симферополе

Оба обвиняются в приготовлении к диверсии и попытке контрабанды боеприпасов. Кроме того, Попову вменили незаконное хранение и перевозку боеприпасов, а Захтею — незаконное хранение и перевозку взрывчатки, а также незаконное приобретении и использование подложного паспорта. Оба утверждали, что подвергались жестоким пыткам. Захтей признал вину и заключил соглашение со следствием о вынесении приговора без анализа доказательств.

Еще одного человека обвиняли в сборе информации о военной технике в Крыму по заданию украинской разведки в тот же период. Однако затем эти обвинения были сняты.

Владимир Присич — три года колонии общего режима, находится в колонии № 1 в поселке Каменка (Кабардино-Балкария)

Присич утверждал, что давал признательные показания под пытками. Позднее он отказался от показаний. Тогда следователь предложил поменять статью обвинения на хранение наркотических средств.

В диверсионной деятельности в Крыму по заданию украинской разведки летом 2016 года обвиняли также Ридвана Сулейманова, однако затем его приговорили к году и восьми месяцам колонии общего режима по обвинению в заведомо ложном сообщении о теракте. В настоящее время Сулейманов находится на свободе.

Трех человек ФСБ обвинила в том, что они планировали взорвать несколько объектов военной инфраструктуры и жизнеобеспечения в Севастополе осенью 2016 года.

Дмитрий Штыбликов — пять лет колонии строгого режима, находится в колонии № 6 в Омске

Владимир Дудка — находится в СИЗО № 1 в Симферополе

Алексей Бессарабов — находится в СИЗО № 1 в Симферополе

Всех троих обвинили в приготовлении к диверсии и незаконном хранении оружия и взрывчатки. Штыбликов признал вину и заключил соглашение со следствием о вынесении приговора без анализа доказательств. Дело Дудки и Бессарабова суд вернул в прокуратуру для устранения недостатков. Родственники Дудки утверждают, что его пытали с помощью ударов тока.

Еще двух человек, по мнению следствия, связанных с предыдущей группой, поначалу обвиняли в сборе информации о Черноморском флоте по заданию украинской разведки. Однако затем эти обвинения сняли.

Алексей Стогний — три с половиной года колонии общего режима, штраф в 120 тысяч рублей, точное местонахождение неизвестно

Глеб Шаблий — точное местонахождение неизвестно

Обоим предъявили обвинение в незаконном приобретении и хранении оружия и взрывчатки. Кроме того, Стогния обвинили в изготовлении взрывного устройства. В каком состоянии сейчас дело Шаблия, неизвестно.

Кроме того, в конце лета 2017 года по обвинению в подготовке диверсии (повреждения линии электропередач, поджога лесного массива, обвала горных пород) был арестован Геннадий Лимешко. Судя по видео с признательными показаниями, обнародованному сразу после задержания, его били. 10 мая 2018 года он был приговорен к восьми годам лишения свободы, но по статьям о незаконном хранении оружия и взрывчатки, а также изготовлении взрывчатых веществ. Подробностей о его деле известно немного.

Дела «шпионов» (2 человека)

Валентин Выговский — 11 лет колонии строгого режима, находится в колонии № 11 в Кирово-Чепецке (Кировская область)

Роман Сущенко — под судом (обвинение просило приговорить его к 14 годам колонии строгого режима, вынесение решения назначено на 4 июня), находится в СИЗО «Лефортово» в Москве

UPD: Роман Сущенко приговорен к 12 годам колонии строгого режима

Оба обвиняются в шпионаже. Выговского поначалу обвиняли в незаконном получении и разглашении коммерческой тайны, однако позднее объявили, что он собирал конструкторскую и иную техническую документацию авиадвигателя боевой авиации 117С, составляющую государственную тайну, для передачи представителю военного атташе Китая в Бельгии. Выговский рассказал родственникам, что его пытали, а обвинение ужесточили после того, как он отказался сотрудничать с российскими спецслужбами. Сущенко, по версии ФСБ, являлся сотрудником украинской разведки и собирал секретную информацию о работе российских военных и Росгвардии. При этом он с 2010 года работал корреспондентом «Укринформ» во Франции и жил в Париже, а был задержан практически сразу по приезде в Москву.

Кроме того, в ноябре 2016 года был задержан бывший сотрудник штаба Черноморского флота Леонид Пархоменко: его обвиняют в том, что он по заданию министерства обороны Украины собирал сведения о деятельности флота. В феврале 2018 года задержали Константина Давыденко, который, согласно официальной версии, собирал по заданию украинских спецслужб информацию о Росгвардии. Оба были обвинены в шпионаже.

Дела о государственной измене (3 человека)

Виктор Шур — 12 лет колонии строгого режима, находится в колонии № 1 в Брянске

Обвинен в государственной измене. По версии следствия, Шур получил задание от пограничной службы Украины сфотографировать военный аэродром в Брянской области. Родственники утверждают, что он признал вину под пытками, а также поддавшись обещаниям, что ему дадут небольшой срок. Аэродром, который он фотографировал, по утверждению родственников, уже много лет не функционирует.

Еще двум людям, задержанным осенью 2017 года, предъявили обвинения по той же статье: следствие посчитало, что они передавали украинским спецслужбам сведения о Черноморском флоте, составляющие государственную тайну.

Дмитрий Долгополов, Анна Сухоносова — под следствием, находятся в СИЗО «Лефортово» в Москве

Подробностей об их деле известно мало. Против Долгополова в 2016 году был подан иск об ущербе, нанесенном российскому министерству обороны. Однако иск вернули в связи с нарушениями.

В списке Минюста и в фильме «Узники Кремля» Долгополов и Сухоносова упомянуты, в перечне на сайте Let My People Go — нет.

Дело о массовых беспорядках в Крыму (2 человека)

Дело было заведено в связи со столкновениями 26 февраля 2014 года в Симферополе между сторонниками и противниками присоединения Крыма к России. Все обвиняемые в этом деле — представители одной стороны конфликта, крымские татары.

Мустафа Дегерменджи и Али Асанов — под судом (обвинение просило приговорить каждого из них к пяти годам условно, вынесение решения назначено на 13 июня), находятся под домашним арестом

Оба обвиняются в участии в массовых беспорядках в рамках дела о столкновениях

На поруки были отпущены из-под стражи Эскендер Кантемиров, Арсен Юнусов и Эскендер Эмирвалиев, которых следствие также считает участниками массовых беспорядков, им обвинение просит дать по три года условно.

Кроме того, еще трое предполагаемых участника массовых беспорядков, Талят Юнусов и Эскендер Небиев, получили два и три года условно соответственно. Заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз был приговорен к восьми годам общего режима как организатора беспорядков, но вскоре он был помилован и вывезен из России.

Дела участников Майдана (2 человека)

Александр Костенко — три с половиной года колонии общего режима, находится в колонии № 5 в Кирово-Чепецке (Кировская область)

Андрей Коломиец — десять лет колонии строгого режима, находится в колонии № 14 в Краснодаре

Костенко обвинили в причинении вреда бойцу «Беркута» на Майдане в Киеве, Коломийца — в покушении на убийство двух бойцов «Беркута» там же. Кроме того, Костенко был обвинен в незаконном хранении оружия, Коломиец — в незаконной перевозке наркотиков (обстоятельства, при которых, по версии следствия он добыл эти наркотики, выглядят неправдоподобно, убедительнее слова женщины, с которой Коломиец жил, о том, что наркотики ему подбросили). Костенко при задержании сломали руку.

Дело о покушении на убийство (1 человек)

Николай Шиптур — девять лет колонии строгого режима, находится в колонии № 1 в Симферополе

Шиптур был обвинен в том, что стрелял из пистолета Макарова в представителя «Крымской самообороны» во время проведения митинга в Севастополе за неделю до референдума о присоединении Крыма к России. Защита утверждает, что представители «Крымской самообороны» пытали Шиптура с помощью электрошока, после чего полиция потребовала, чтобы он оговорил себя. Его друзья, бывшие с ним вместе в Севастополе, утверждают, что Шиптур хотел защитить девушку, которую задержали представители «самооборона», а пистолет взял с собой, чтобы припугнуть их.

Дело о грабеже (1 человек)

Сергей Литвинов — восемь с половиной лет колонии строгого режима, находится в колонии № 4 в поселке Уптар (Магаданская область)

Литвинову сначала предъявили обвинение в причастности к массовым убийствам и изнасилованиям мирных жителей в Луганской области. Он рассказывал, что его пытали, чтобы добиться признательных показаний. Потом это обвинение было снято, но в деле Литвинова появился новый эпизод — о разбойном нападении на гражданина России Александра Лысенко в Луганской области. При этом украинские пограничники утверждают, что Лысенко в это время на территории Украины не было.

Дело о хранении боеприпасов (1 человек)

Владимир Балух — три года и пять месяцев колонии-поселения, находится в СИЗО № 1 в Симферополе

Балуха обвинили в хранении боеприпасов, которые были обнаружены на чердаке в доме его гражданской жены в его отсутствие. По данным защиты, доказательств того, что Балух действительно хранил боеприпасы, в деле нет: в частности, на них не было отпечатков его пальцев. Сначала Балуха приговорили к трем годам и семи месяцам колонии общего режима, но затем дело было отправлено на пересмотр, а Балуха перевели из СИЗО под домашний арест.

После этого на него завели новое дело — о нападении на начальника изолятора временного содержания. Балуху предъявили обвинение в дезорганизации деятельности ИВС. При этом Балух утверждает, что начальник сам избил его. После пересмотра приговора по делу о боеприпасах Балуха снова поместили под стражу. В марте 2018 года он объявил бессрочную голодовку.

Дело о поджоге (1 человек)

Александр Стешенко — под следствием, находится в СИЗО № 1 в Симферополе

Обвиняется в участии в деятельности экстремистского сообщества в связи с поджогом дома муфтия Крыма Эмирали Аблиева, в котором Стешенко, по собственным словам, не участвовал. Следствие считает, что он является членом группы, созданной под руководством Эрола Велиева, помощника Мустафы Джемилева — духовного лидера крымских татар, депутата Верховной Рады. Стешенко утверждает, что в поджоге не участвовал, но собственно поджог ему и не инкриминируют. При этом он дал показания на других людей, которых следствие считает членами сообщества. В фильме «Узники Кремля» Стешенко не упомянут, как минимум потому, что был задержан после его выхода.

Дело о вымогательстве (4 человека)

Четырех человек обвинили в вымогательстве: по версии следствия, они вымогали крупную сумму денег у гражданина Турции Юсуфа Айтана. Их сторонники утверждают, что в действительности Айтан украл семь тысяч долларов у семьи 83-летней Веджие Кашка, ветерана крымскотатарского освободительного движения, а обвиняемые пытались заставить его их вернуть. В тот же день, что и четверых обвиняемых, пытались задержать и саму Веджие Кашка. Ей стало плохо, женщину отвезли в больницу, после чего стало известно, что она скончалась.

Асан Чапух, Руслан Трубач, Бекир Дегерменджи, Казим Аметов — под следствием, находятся в СИЗО № 1 в Симферополе

Все обвиняются в вымогательстве. Кроме того, Асан Чапух обвиняется в незаконном хранении оружия.

Дела «Правого сектора» (3 человека)

Николай Дадеу — полтора года колонии-поселения, находится в СИЗО № 5 в Краснодаре

Александр Шумков — под следствием, находится в СИЗО № 1 в Брянске, объявил голодовку в поддержку Сенцова

Роман Терновский — под следствием, находится в СИЗО «Водник» в Москве

Шумкова и Терновского обвиняют в участии в деятельности экстремистской организации. При этом Шумкова на территорию России вывезли силой. Терновскому вменяют участие в акциях организации на территории Украины и пропаганду идей партии в фейсбуке. Дадеу обвиняют в финансировании деятельности «Правого сектора»: поводом послужили несколько постов 2015 года с призывом помочь приобрести автомобильные шины и рации для «Правого сектора».

Дела о высказываниях (5 человек)

Игорь Мовенко — два года колонии-поселения, находится в СИЗО № 1 в Симферополе

Эмиль Минасов — год и три месяца колонии-поселения, местонахождение неизвестно

Исмаил Рамазанов — под следствием, находится в СИЗО № 1 в Симферополе

Нариман Мемедеминов — под следствием, находится в СИЗО № 1 в Симферополе

Евгений Каракашев — под следствием, находится в СИЗО № 1 в Симферополе

Мовенко обвиняют в призывах к экстремизму за несколько проукраинских комментариев в группе «Крим — Україна» во «ВКонтакте». (В фильме «Узники Кремля» он не упомянут, поскольку до приговора в мае он находился на свободе.) Минасова и Рамазанова — в возбуждении ненависти: Минасова за четыре комментария в соцсетях (в том числе, также в группе «Крим — Україна»), Рамазанова — за аудиозапись в приложении для андроида «рация Zello», на которой якобы слышно его голос, негативно отзывающийся о русских.

Мемедеминова обвиняют в призывах к терроризму за публикацию роликов о мероприятиях, организованных исламистской организацией «Хизб ут-Тахрир», безосновательно признанной террористической и запрещенной на территории РФ. Каракашева — в возбуждении ненависти и в призывах к терроризму по обеим статьям за публикацию одного текста и двух видео, в том числе «Последнего интервью приморских партизан».

Дела «Хизб ут-Тахрир» (28 человек)

Радикальная исламистская партия «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» ставит своей целью создание всемирного халифата. При этом в причастности к терроризму эта партия или ее представители замечены не были. Тем не менее на территории Российской Федерации «Хизб ут-Тахрир» запрещена именно как террористическая организация.

В Крыму был заведен ряд дел о деятельности ячеек «Хизб ут-Тахрир» (до присоединения полуострова партия существовала здесь легально), при этом в подавляющем большинстве случаев предполагаемым членам этих ячеек не инкриминируется ничего, кроме организации или участия в деятельности террористической организации.

Эти дела формально ничем не отличаются от аналогичных дел, заведенных по обвинению в причастности к «Хизб ут-Тахрир» в Татарстане, Башкортостане и других регионах России. В вину большинству людей ставят лишь «партийную деятельность» — то, что они проводили встречи или участвовали в них, обсуждали литературу и привлекали новых участников. При этом нет уверенности в том, что все обвиняемые действительно были членами ячеек этой партии. В некоторых случаях есть основания полагать, что дела на конкретных людей в Крыму были заведены либо в ответ на их активное противостояние деятельности российских властей, либо для прикрытия передела собственности.

«Севастопольская ячейка»

Руслан Зейтуллаев («лидер») — пятнадцать лет колонии строгого режима, находится в колонии № 2 в Салавате (Башкортостан)

Нури Примов — пять лет колонии общего режима, находится в колонии № 5 в поселке Ясный (Марий Эл)

Рустем Ваитов — пять лет колонии общего режима, находится в колонии № 1 в Кургане

Ферат Сайфуллаев — пять лет колонии общего режима, находится в колонии № 17 в Омутнинске (Кировская область)

«Ялтинская ячейка»

Муслим Алиев («лидер»), Эмир-Усеин Куку, Энвер Бекиров, Вадим Сирук, Рефат Алимов, Арсен Джеппаров — под судом, первые двое находятся в СИЗО № 4 в Ростове-на-Дону, остальные — в ростовском СИЗО № 1

Всем шестерым, помимо причастности к террористической организации, вменяют подготовку к насильственному захвату власти.

«Бахчисарайская ячейка»

Энвер Мамутов («лидер»), Ремзи Меметов, Зеври Абсеитов, Рустем Абильтаров — ждут суда, находятся в СИЗО № 4 в Ростове-на-Дону

Всем четверым, помимо причастности к террористической организации, также вменяют подготовку к насильственному захвату власти.

«Симферопольская ячейка»

Теймур Абдуллаев («лидер»), Узеир Абдуллаев, Айдер Салединов, Рустем Исмаилов, Эмиль Джемаденов — под следствием, находятся в СИЗО № 1 в Симферополе

«Вторая бахчисарайская ячейка»

Сулейман (Марлен) Асанов («лидер»), Эрнес Аметов, Сервер Зекирьяев, Мемет Белялов, Тимур Ибрагимов, Сейран Салиев, Сервер Мустафаев, Эдем Смаилов — под следствием, находятся в СИЗО № 1 в Симферополе

«Вторая севастопольская ячейка»

Энвер Сейтосманов — под следствием, находится в СИЗО № 1 в Симферополе

Последние трое упомянуты в списке на сайте Let My People Go, но отсутствуют в фильме «Узники Кремля», поскольку были арестованы после того, как он вышел.

Дело «Таблиги Джамаат» (3 человека)

Движение исламских проповедников «Таблиги Джамаат» не замечено в призывах к насилию. Тем не менее оно было запрещено на территории России как экстремистское. Предполагаемых членов движения обвиняют исключительно в участии в деятельности экстремистской организации. В данном случае, как и в отношении обвиняемых по делам «Хизб ут-Тахрир», принят на вооружение тот же метод, что и в других регионах — людям вменяют лишь «партийную деятельность».

Ренат Сулейманов, Талят Абдурахманов — под следствием, находятся в СИЗО № 1 в Симферополе

Сейран Мустафаев — под следствием, находится под домашним арестом

Кроме того, по делу проходит Арсен Кубединов, который в настоящее время находится под подпиской о невыезде, но присутствует в упомянутых выше списках.

Помочь проекту
ОВД-Инфо собирает деньги на работу группы мониторинга: каждый день мы пишем о политических преследованиях
закрыть

Помочь проекту