Статьи

Наказание после наказания: как работает надзор за бывшими заключенными

Александр Литой

участник ОВД-Инфо
04.12.2018

Даже после выхода на свободу многие политзаключенные и дальше официально ограничены в правах. Им могут запретить участвовать в митингах, выходить ночью из дома или выезжать за пределы определенных территорий. ОВД-Инфо рассказывает, как устроена система административного надзора и что с ней не так.

В шаге от митинга

— Границы дозволенного определяю опытным путем. Уже были какие-то общественные мероприятия. Я за металлоискатели не захожу, стою рядом, общаюсь с прессой, с людьми, — Сергей Удальцов, который отбыл срок якобы за «подготовку беспорядков», рассказывает, как он живет под административным надзором. — Меня пытаются и оттуда прогонять, но непонятно, на основании чего: протоколы пока не составляли. Выступления посредством аудиосвязи, участие в конференциях мне не запретили. Их больше всего беспокоит улица, и чтобы по стране не мотался.

Удальцову три года нельзя выезжать за пределы Москвы и Московской области, нужно дважды в месяц ходить отмечаться в ОВД, запрещено участвовать в политических уличных акциях. Условия могли бы быть жестче: МВД требовало пять лет надзора, отмечаться в полиции четыре раза в месяц и не выезжать за пределы Москвы.

Сергей Удальцов уже обжаловал назначение надзора в районном и городском судах и намерен дойти до ЕСПЧ.

Административный надзор лидеру «Левого фронта» назначили потому, что в течение года с момента освобождения у него было две «административки», связанные с митингами. Они были заведены по статьям КоАП, которые нельзя нарушать тем, кто недавно освободился. Два таких нарушения за год — и на вас могут наложить надзор.

Гуманная несвобода

Освободившихся из заключения людей полиция контролировала в России еще в XIX веке. С 1966 года и до конца существования Советского Союза действовал указ президиума Верховного совета СССР «Об административном надзоре органов милиции за лицами, освобожденными из мест лишения свободы». Советская система надзора и нынешняя российская практически идентичны. Разве что в СССР надзор устанавливала милиция, а не суд, как сегодня.

«Административный надзор не имеет целью унижение человеческого достоинства и компрометацию поднадзорного по месту его работы и жительства», — говорилось в тексте советского указа.

Эту фразу любят цитировать в публикациях об административном надзоре юристы правоохранительных органов. Они сходятся во мнении, что его нужно назначать людям, от которых можно ждать новых преступлений, и ограничение их свободы оправдано интересами общества. С такого рода текстами можно ознакомиться на сайте Российской государственной библиотеки: например, здесь и здесь.

Современный российский закон об административном надзоре был принят в 2011 году. Он часто применяется: только в 2016 году надзор назначили 69 тысячам бывших заключенных.

Любой, кому назначен административный надзор, обязан отмечаться в полиции от одного до четырех раз в месяц — как решит суд. О смене места жительства и новой работе нужно уведомлять полицию в течение трех дней. Каждому поднадзорному суд определяет границы района, где тот может находиться. Выехать за пределы этой территории можно только по разрешению полиции «в силу исключительных личных обстоятельств». К ним, по закону, относятся: стихийное бедствие, смерть или болезнь близкого родственника, необходимость пройти лечение, но также, например, и новая работа или учеба, в том числе поездка на собеседование или экзамены, регистрация в качестве индивидуального предпринимателя за пределами установленной судом территории.

Cуд также может обязать находиться дома с 22 вечера до 6 утра. Поднадзорный должен пускать в это время в свою квартиру полицейских, если те захотят прийти. Могут установить и специфические ограничения: осужденным по политическим делам чаще всего запрещают посещать «массовые мероприятия», не всегда конкретизируя, о чем идет речь.

Бывшего руководителя «Яблока» в Торопце (Тверская область) Владимира Егорова, обязали не только быть дома после 22 часов и не участвовать в публичных мероприятиях. От него потребовали выйти из числа администраторов группы «ВКонтакте», в которой он опубликовал видео про президента страны под названием «Главный крыс Кремля» — оно стало причиной уголовного преследования. При этом пользоваться соцсетями Егорову не запретили, рассказывает о своем клиенте адвокат «Агоры» Светлана Сидоркина.

Надзор, по решению суда, может длиться до восьми лет. Его накладывают на совершеннолетних бывших заключенных: рецидивистов, людей с большим количеством нарушений в колонии и бывших заключенных, которые совершили на свободе в течение года более двух правонарушений по статьям КоАП, связанным с общественной безопасностью.

Надзор также устанавливают за теми, кто был осужден за ряд преступлений, в числе которых сексуальное насилие, тяжкие телесные повреждения, убийства. В 2017 году были приняты поправки, добавившие в этот перечень тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с наркотиками, экстремизмом или терроризмом.

За несоблюдение ограничений можно подвергнуться как административному, так и уголовному наказанию: статья 19.24 КоАП предусматривает арест до 15 суток, 314.1 УК — до года лишения свободы.

Среди политзеков

Административный надзор часто применяется к фигурантам политических дел: правоохранители рассматривают инакомыслящих как «опасный контингент».

Не все мирятся с такими условиями. Осужденному по «Болотному делу» Ивану Непомнящих, татарскому националисту Рафису Кашапову и автору радикальных постов в соцсетях Андрей Бубеев после освобождения был назначен административный надзор, но они смогли уехать из России.

Кашапову назначили восемь лет надзора, несмотря на то что он отбыл срок только за публикации в интернете. В распоряжении ОВД-Инфо есть заявление в суд руководства ИК-19 в Республике Коми, где сидел Кашапов. Необходимость надзора за Кашаповым в заявлении мотивирована лишь тем, что он отсидел по «экстремистской статье». Отбывая наказание, Кашапов неоднократно писал жалобы на условия содержания.

На некоторых политзеков надзор накладывают за нарушения в колониях, причем многие из них явно сфальсифицированы администрациями исправительных учреждений.

— Я был признан злостным нарушителем режима содержания под стражей. Понятно, что «злостником» меня делали специально. После вмешательства Эллы Памфиловой, когда она еще была уполномоченным по правам человека, первое ШИЗО мне отменили. Буквально через неделю, наверное, по запросу спецслужб, против меня устроили очередную провокацию: в записную книжку мне вклеили лезвие от бритвочки. У меня на зоне не было защитника и возможности это обжаловать, — рассказывает Леонид Развозжаев, осужденный по «Болотному делу».Из двухлетнего административного надзора Развозжаеву осталось меньше года.

Как рассказал ОВД-Инфо координатор «Руси сидящей» Сергей Шаров-Делоне, Иван Непомнящих подвергался взысканиям и получил надзор, потому что разоблачал незаконные действия сотрудников ярославской ИК-1. Вскоре после того, как Непомнящих вышел на свободу, колония, где он сидел, оказалась в центре гигантского скандала. Достоянием общественности стало видео пыток еще одного заключенного ИК-1, Евгения Макарова.

Макаров уже на свободе, но под административным надзором: должен возвращаться домой к 22 часам, отмечаться в полиции дважды в месяц. Адвокат «Общественного вердикта» Ирина Бирюкова, представляющая интересы Макарова, рассказала ОВД-Инфо, что административный надзор в отношении него ввели не из-за разоблачений сотрудников ФСИН, а потому, что он в заключении подвергался дисциплинарным наказаниям.

— Это абсолютно архаичная мера. Получается, что заключенных наказывают дважды. Один раз по приговору, а один раз по отбытию наказания, — говорит Бирюкова об установлении надзора за людьми, уже отбывшими наказание по определенным статьям УК.

— Первые несколько месяцев на свободе — очень сложный период для адаптации, и административный надзор его дополнительно усложняет, — считает Сидоркина.

Юрист Правозащитного центра «Мемориал» и ОВД-Инфо Денис Шедов говорит, что сейчас «Мемориал» ведет в ЕСПЧ дело двух заключенных из России, Василия Тимофеева и Аркадия Поступкина, которые оспаривают эту систему. Они считают, что надзор — это повторное наказание за одно и то же преступление.

Иногда административный надзор удается оспорить в российских судах. Например, житель Калужской области Роман Гришин, получивший 40 дней колонии-поселения за репост ролика во «ВКонтакте», не будет находиться под надзором. По словам Шедова, в случае с Гришиным претензии в суде удалось отбить, потому что под надзор попадают только тяжкие и особо тяжкие преступления по экстремистским статьям. А часть 1 статьи 282 УК, по которой судили Гришина, к ним не относится.

закрыть

Помочь проекту

Вчера ОВД-Инфо исполнилось 7 лет! Послушайте подкаст о том, как мы начинали работать.
Вчера ОВД-Инфо исполнилось 7 лет! Послушайте подкаст о том, как мы начинали работать.