Документы

«Извращая значение и роль воссоединения в тот период украинского и белорусского народов…»

ОВД-Инфо публикует приговор 1983 года (из архива Международного Мемориала), который поразительно похож на современные приговоры по делам «экстремистов» в сети.

Приговор перекликается с делом Владимира Лузгина, приговоренного к штрафу за слишком вольную, по мнению следствия, интерпретацию событий 1939 года.

Приговор Сергею Боровскому — это типичный приговор блогеру: состав преступления — сравнение агрессии США и СССР, рассуждения о начале Второй мировой войны, слова об отсутствии в стране свободы слова, честных выборов, советских войсках в соседних странах, «экономика нашей страны находится на грани развала»…

Менее, чем через десять лет после вынесения приговора, 30 марта 1992 года, Сергей Боровский был реабилитирован.

Дело № 4–2 1983 г.

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РСФСР — 26 августа 1983 г. судебная коллегия по уголовным дела Иркутского областного суда в составе:

председательствующего — Чернова М.В.[1]

народных заседателей — Лебедевой Л.И. и Александровой Н.Ф.

с участием прокурора — Луковкина Н.Ф.[2], общ. обв. Зонова В.Е.

и защиты — Грудинина И.И.[3]

при секретаре Веричевой В.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Иркутске дело по обвинению

БОРОВСКОГО Сергея Васильевича[4], родившегося 24 января 1946 года в г. Иркутске, русского, беспартийного, со средним образованием, не судимого, не женатого, работающего механиком рефрижераторной секции на станции Иркутск-сортировочный, проживающего на улице Чкалова, [адрес] в г. Иркутске

в совершении преступления, предусмотренного ст. 190-I УК РСФСР

УСТАНОВИЛА:

Боровский С. В., начиная с конца 1980 года и по начало 1983 г. систематически распространял среди своего окружения в г. Иркутске и др. городах Советского Союза в устной форме заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй, изготовил и распространил в кругу своих знакомых тексты такого же содержания.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах:

На протяжении 1981—1982 гг. Боровский на своей квартире по улице Чкалова [адрес] в г. Иркутске в беседах со своими знакомыми САБАНИНЫМ, СЕНТЯЕВЫМ, КОРНИЛОВЫМ, ХУЖЕВЫМ, МАКАРОВЫМ, ФЕОКТИСТОВЫМ, БОРОВСКИМ Геннадием, РЫБАЛКО систематически распространял заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй. Восхваляя «демократический» строй запада, «гарантированность прав народу» Боровский утверждал, что в СССР якобы отсутствует демократия, советская избирательная система недемократична и формальна, народное управление — «фикция», политические права граждан нашей страны якобы отсутствуют или грубо нарушаются, средства массовой информации необъективны и лживы. Боровский в этих разговорах порочил внешнюю политику КПСС и Советского правительства, извращал значение интернациональной помощи Советского Союза народу Афганистана называя ввод ограниченного контингента Советских войск в эту страну «агрессией», заведомо ложно утверждал, что СССР якобы «оккупировал» территорию Афганистана, что действия нашей страны по оказанию помощи народу Афганистана ничем не отличаются от агрессии США во Вьетнаме.

Летом 1981 года, переходя мост через реку Ангару в г. Иркутске Боровский в разговоре с Сабаниным и Боровским Г. утверждал, что агрессия империалистов США во Вьетнаме и оказания Советским Союзом интернациональной помощи народу Афганистана по своей сути равнозначны, заведомо ложно заявлял об агрессивном характере Советского государства, что наша страна перед второй мировой войной захватила часть Польши и Прибалтики, извращая значение и роль воссоединения в тот период украинского и белорусского народов, восстановления Советской власти в прибалтийских республиках.

В конце 1981 г. и начале 1982 г. в своей квартире в беседах с Солдатовым, Сентяевым, Макаровым, Хужеевым и в присутствии Сабанина и Подкаменного Боровский заведомо ложно утверждал, что используются психиатрия и правосудие в борьбе с инакомыслящими в СССР, что подобные меры могут быть применены к любому гражданину, несогласному с политикой Советского правительства.

В ноябре 1981 г. в квартире своего знакомого Ветрова по улице Чайковского [адрес] в г. Иркутске в присутствии Сабанина и Ветрова грубо порочил избирательную систему в нашей стране, называл ее формальной, заявлял, что в СССР отсутствует демократия, средства массовой информации необъективны и ложны, что экономика нашей страны находится на грани развала, а советского руководство якобы неспособно управлять страной.

В марте 1981 г. в квартире в Первомайском р-не [адрес] в г. Иркутске, в ноябре 1982 года в своей квартире в присутствии Сентяева, Сабанина К., Боровского Г., Подкаменного, Карычева Боровский клеветал на внешнеполитическую деятельность КПСС и советского государства, заведомо ложно утверждал, что в 1968 году советские войска оккупировали Чехословакию и это может иметь место в Польше. С целью показать в отрицательном свете советский государственный и общественный строй он заявлял им, что экономика СССР якобы развалена, а правительство неспособно управлять страной.

В апреле—июне 1981 года Боровский находился в поездке как механик рефрижераторной секции и на территории Азербайджанского ССР познакомился с гражданином Певзнер, жителем г. Днепропетровска. В происходивших беседах Боровский заявлял Певзнеру о якобы имеющихся в СССР нарушениях прав и свобод граждан, заведомо ложно утверждал, что средства массовой информации лживы и необъективны, экономика нашей страны находится якобы на грани развала.

В ноябре 1982 года Певзнер прибыл в город Иркутск и встретился с Боровским. На улицах города, в своей квартире Боровский в беседе с Певзнером заведомо ложно заявлял, что в СССР имеют место нарушения прав и свобод граждан, что внешний курс нашей страны агрессивен.

В период 1980—1982 гг. Боровский как механик рефрижераторной секции неоднократно выезжал в поездки по различным регионам страны, в том числе и по Дальнему Востоку, Сибири, Средней Азии, по Северному Кавказу, Крыму, Украине, Краснодарскому краю и др. В поездках он прослушивал передачи западных подрывных радиостанций, а полученную информацию использовал для своих клеветнических заявлений среди состава бригад рефрижераторных секций.

Боровский заявлял Макарову, Веснину, Сентяеву В., что экономика нашей страны развалена, а Советское руководство неспособно управлять страной, что наша страна агрессивна.

В августе—ноябре 1982 года Боровский, находясь в поездке на рефрижераторной секции по маршруту Дарница-Могилев-Ладейноеполе-Клайпеда — Самарканд — Красноярск — Ленинабад — Канск -Енисейск, изготовил машинописный текст «Политические принципы либеральных демократов», в котором проводил мысль об антинародной сущности социалистического государства, заведомо ложно утверждал, что КПСС и Советское правительство проводят политику «варварского шовинизма» против инакомыслящих, что в нашей стране «инспирируются» уголовные дела, допускается злоупотребление в области психиатрии.

С текстом «Политические принципы либеральных демократов» Боровский в различное время ознакомил Сентяева В., Рыбалко, Шигаревского, Певзнер.

В период июля—августа 1982 года в г. Иркутске и в августе—ноябре того же года в поездке по указанному выше маршруту изготовил машинописный текст без названия — начинающийся словами «Вот говорят: антимир, антимир…». В этом сочинении Боровский возвел клевету на советское государство, утверждая, что оно по сути является антинародным, что коммунистические идеалы лживы, что советское государство вмешивается в личную жизнь граждан.

С клеветническим содержанием этого сочинения Боровский в разное время ознакомил Боровского Г., Солдатова, Сентяева В., Сабанина, частично Шигаревского, Подкаменного и Рыбалко.

В судебном заседании Боровский признал, что указанные действия он совершал, но заявил, что распространяемые им сведения о советском государственном и общественном строе соответствуют действительному положению вещей и не являются заведомо ложными измышлениями.

Суд находит вину Боровского в распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, установленный следующими доказательствами.

Боровский С. В. показал суду, что он действительно при обстоятельствах, как они изложены выше в приговоре, распространял негативного содержания сведения о Советском государственном и общественном строе среди своего окружения в г. Иркутске и других городах Советского Союза.

Из показаний свидетелей Хужеева, Сентяева А., Сентяева В., Макарова, Подкаменного, Сабанина, Солдатова, Боровского Г., Березина, Певзнер, Бурцева, Карычева, Веснина С., Ветрова видно, что в беседах с ними, которые имели место в квартире Боровского по ул. Чкалова [адрес], Ветрова по ул. Чайковского [адрес], Подкаменного в м-не Первомайский [адрес] в г. Иркутске, на улицах города Иркутска, на территории Азербайджанской ССР, в других регионах страны при поездках на рефрижераторный секции при обстоятельствах, как они изложены выше в приговоре, Боровский распространял сведения, порочащие советский государственный и общественный строй, деятельность КПСС и Советского правительства, их внешнюю и внутреннюю политику.

Из содержания показаний названных выше свидетелей усматривается, что Боровский в неоднократных беседах с ними заведомо ложно утверждал, что в нашей стране отсутствует демократия, свобода слова, печати, нарушаются права и свобода граждан, что советская избирательная система формальна, средства массовой информации ложны и необъективны, что экономика СССР развалена и правительство не способно управлять страной; клеветал на политику КПСС и советского правительства, заявлял, что СССР по своей природе такой же агрессор, как и США, называл оказание интернациональной помощи народу Афганистана агрессией, извращал значение и роль воссоединения украинского, белорусского народов, восстановление советской власти в Прибалтийских республиках в 1939 году.

Подсудимый Боровский признал, что именно он изготовил машинописный тексты: «Политические принципы либеральных демократов» и текст, начинающийся словами: «вот говорят: антимир, антимир…», автором которых является он, Боровский. Согласно протоколу обыска (л. д. 4) в квартире Боровского С. В. по ул. Чкалова [адрес], в г. Иркутске изъяты указанные выше тексты, выполненные, как это следует из заключения судебно-технических экспертиз (л. д. 382, 405–406) на пишущей машинке «Москва» модель 8 М № 336389.

Из показаний свидетелей Сабанина, Подкаменного, Веснина, Солдатова, Зырянова, Боровского Г., Певзнер видно, что им известно об изготовлении Боровским С. В. в 1982 году текстов «Политические принципы либеральных демократов», и начинающихся словами «Вот говорят: антимир, антимир…», с которыми Боровский С. В. ознакомил в различное время Сабанина, Боровского Г., Солдатова, Сентяева, Рыбалко.

Ознакомившись с текстом указанных выше сочинений Боровского С. В. суд находит, что в них содержатся заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй. В них Боровский проводит мысль об антинародном характере социалистического государства, клевещет на социалистическую действительность с целью опорочить наше общество, утверждает, что якобы: «наши с вами государства построены целиком и полностью на лжи», клевещет на органы государственной безопасности, заявляя, что они вмешиваются в личную жизнь граждан. Заведомо ложно Боровский утверждает, что наше правительство… «не в состоянии получить хоть сколько-нибудь достоверную информацию об истинной ситуации в стране, а значит и управлять этой ситуацией», что в нашей стране проводится «злобный оголтелый иррациональный шовинизм по отношению к инакомыслящим», используются «… инспирирование уголовных дел, злоупотребления в области психиатрии и др. способы политического шантажа.»

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы Боровский душевными заболеваниями не страдал и не страдает, в отношение содеянного вменяем. Суд находит выводы экспертной комиссии правильными (л. д. 341–343).

Действия Боровского квалифицированы по ст. 190–1 УК РСФСР как распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй.

Доводы подсудимого о том, что он считал распространяемые сведения соответствующими действительности, а не заведомо ложными измышлениями, суд находит несостоятельными, поскольку они опровергаются приведенными выше доказательствами.

Кроме того, из показаний свидетелей Сентяева В., Макарова, Веснина видно, что во время поездок по стране в рефрижераторных секциях Боровский прослушивал передачи подрывных радиостанций «Голос Америки», «БИ-БИ-СИ», «Немецкая волна», в полученную информацию сообщал им, использовал в своих клеветнических заявлениях о развале экономики нашей страны, «неспособности советского руководства управлять страной», агрессивности СССР.

Заведомая ложность этой информации, полученной из передач враждебных СССР зарубежных радиостанций, была очевидна и использовалась Боровским в своих клеветнических заявлениях.

Из показаний свидетелей Подкаменного (л. д. 76), Наточий (л. д. 81), Хужеева (л. д. 254), Сентяева В., Сабанина в ходе предварительного следствия и в суде видно, что Боровский понимал о несоответствии действительности распространяемых им сведений, что они являются клеветой и порочат советский государственный и общественный строй, и умышленно делал это.

Свидетель Ветров следствию и суду показал, что Боровицкий понимал, что он выставлял в отрицательном свете наш советский государственный и общественный строй и намеренно делал это, в подтверждение своих сведений Боровский ссылался на факты, не называя источников информации, и проверить их было трудно, либо ссылался на передачи радиостанции «Голос Америки».

Сам Боровский С. В., допрошенный 5 июля 1983 года в качестве обвиняемого, вину в распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, признал полностью, показал, что он «встречаясь со своими знакомыми делал заявления, не соответствующие действительности, в которых в отрицательном свете стремился показать советское общества, что он «сознавал» ложный характер распространяемых сведений, в основе которых желала информация, полученная из передач радиостанций Запада: «Я оклеветал коммунистическую партию СССР, правительство нашей страны» … стремился в своих «принципах: всячески принизить роль в хозяйственном строительстве, убедить того, кто будет знакомится с „принципами“, что советская экономика развалена» (л. д. 420–424).

Изложенные свидетельствует, что Боровицкий не только высказывал свои политические убеждения, но осознавал и для него была ясна заведомая ложность сведений, которые он умышленно распространял с целью оклеветать и опорочить советский государственный строй.

Ссылка подсудимого на то, что его показания 5 июля 1983 года записаны следователем неточно, является выдуманной. Показания Боровский дал добровольно, протокол, как это видно из его записи (л. д. 424) прочитал, дополнений не внес, достоверность записи удостоверил подписью.

Поэтому суд не может согласиться с доводами защиты об оправдании Боровского С. В.

Принимая во внимание характер и степень общественной опасности совершенного Боровским преступления суд считает необходимым избрать наказание в виде лишения свободы. При этом суд учитывает, что Боровский занимался общественно полезным трудом.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 301–303 УК РСФСР судебная коллегия:

ПРИГОВОРИЛА:

Боровского Сергея Васильевича, признать виновным по ст. 190–1 УК РСФСР и подвергнуть лишению свободы на два года в исправительно-трудовой колонии общего режима. Срок наказания исчислять с момента задержания с 1 февраля 1983 года, меру пресечения Боровскому С. В. оставить содержание под стражей.

Вещественные доказательства: пишущую машинку «Москва» 8 М № 336389 конфисковать, тексты: «Политические принципы либеральных демократов» и «Вот говорят: антимир, антимир…!" хранить в деле.

Приговор может быть обжалован в Верховный Суд РСФСР в течение семи суток осужденным со дня вручения его копии, со дня провозглашения — остальным участникам процесса.

п. п. Председательствующий — М. В. Чернов

Народные заседатели — Л. И. Лебедева и Н. Ф. Александрова

Верно: председательствующий — подпись

Копия верна:


[1] Чернов Михаил Васильевич, председатель Иркутского облсуда (1982–1993). На сайте сказано: «В этот период усилился контроль за разрешением надзорных жалоб по уголовным делам, продолжилась работа президиума суда по пересмотру дел о реабилитации жертв политических репрессий. В свете новых требований о демократизации общества перед судами стояла задача полного искоренения так называемого „обвинительного уклона“ правосудия».

[2] Луковкин Николай Федорович (р.1924), участник ВОВ, старший помощник прокурора Иркутской области по надзору за следствием в органах КГБ; участвовал в допросах по делу Бориса Черных (1982). Дочь — Наталья Николаевна Растошинская — сотрудник прокуратуры, активно участвует в работе над Книгами памяти жертв политических репрессий.

[3] Грудинин Иннокентий Иванович (1918–2003), участник ВОВ. Был членом облсуда, прокуратуры. Поддержка позиции обвиняемого в суде и при апелляции послужила причиной для обвинения адвоката в «политической неграмотности». Подробности см. http://www.vsp.ru/social/2015/01/20/550514

[4] В книге памяти жертв политического террора Иркутской области указан как Боровской.

Теги: 
Помочь проекту
ОВД-Инфо собирает деньги на работу группы мониторинга: каждый день мы пишем о политических преследованиях