Экспресс-новости

Суд оставил под арестом главу чеченского «Мемориала» Оюба Титиева

19.03.2018 13:18

Верховный суд Чечни оставил в силе арест главы чеченского «Мемориала» Оюба Титиева, которого обвиняют в хранении наркотиков. Об этом сообщается в телеграм-канале Правозащитного центра «Мемориал».

Судья Горбовцов признал законным решение Старопромысловского районного суда и отклонил апелляцию адвокатов Титиева. Правозащитник останется под стражей до 9 мая.

Во время судебного заседания адвокат Марина Дубровина подала ходатайство о том, чтобы Титиев сидел не в железной клетке, а рядом с адвокатами. Содержание в клетке, указывает она, нарушает 3 статью Европейской конвенции:

Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию

Судья не удовлетворил ходатайство, потому что в Верховном суде нет подходящего помещения.

Адвокат Петр Заикин напомил, что при избрании и продлении меры пресечения в суд представили рапорт оперуполномоченного о том, что Оюб Титиев может скрыться. Но что в нем написано, неизвестно. Суд первой инстанции не проверил эту информацию и не оценил «доказательство».

Судья Горбовцов стал исследовать этот рапорт. В нем оперуполномоченный Манджиков пишет, что Титиев может скрыться от следствия. Адвокаты указывают, что в рапорте нет ни единого подтверждения этому. Сам Оюб Титиев заметил, что с Манджиковым не знаком.

Адвоткаты подчеркивают, что у главы «Мемориала» есть постоянный доход и устойчивые социальные связи. Он не станет давить на участников процесса и скрываться, если его отпустят из-под стражи. Кроме того, суд первой инстанции не оценил ходатайство о поручительстве кандидатов в президенты Явлинского и Собчак — это не отражено в протоколе.

Адвокат Дубровина говорит, что суд ссылается на тяжесть обвинения, а это основание не является достаточным для содержания обвиняемого под стражей. Мера пресечения — обеспечительная, а не карательная, и арест не нужен. Она добавляет, что арест главы чеченского «Мемориала» политически мотивированный. Власти пытаются пресечь его правозащитную деятельность.

Петр Заикин утверждает, что органы предварительного следствия хотят насильственно удержать правозащитника, чтобы добиться его самооговора.

Ранее адвокат Заикин заявил, что в деле есть фальсификация: отказ о возбуждении дела на полицейских, которые задерживали Титиева и якобы нашли у него наркотики, отменили задним числом.

  • Оюба Титиева задержали утром 9 января. Его обвинили в хранении наркотиков — пакет с запрещенными веществами якобы нашли в его машине.

    Арест продлили 6 марта.
  • 19 января в грозненском офисе организации прошел обыск. В ходе него полицейские нашли окурки, которые выглядели как выпотрошенные и затем наполненные чем-то сигареты. При этом никто из сотрудников «Мемориала» не курит. Журналисты, приезжающие в офис, делают это исключительно на балконе, складывая окурки в конверты из бумаги, а не в банку-пепельницу.

    13 марта Эксперт управления МВД Чечни пришел к выводу, что две изъятые самокрутки содержали марихуану.
  • В ночь на 17 января неизвестные в масках подожгли офис «Мемориала» в Ингушетии.
  • 18 января к хозяйке помещения в Грозном, которое арендует «Мемориал», тоже приходили силовики. Они потребовали открыть дверь в офис организации и убеждали женщину в том, что «она не права», потому что сдает помещение правозащитникам. Вечером 22 января в Махачкале неизвестные подожглиавтомобиль представительства «Мемориала» в Дагестане. На следующий день на номер организации в Махачкале поступили смс-угрозы: «В Следующий Раз Вместе С Вами Офис Подожгем Ваш» (орфография оригинала сохранена).

Страницы

закрыть

Помочь проекту

Сегодня проходят акции в поддержку фигурантов «Нового величия» и «Сети» — двух дел, о которых стало известно благодаря работе «ОВД-Инфо». Подпишитесь на ежемесячное пожертвование, чтобы мы могли и дальше рассказывать о подобных делах и помогать защищать их фигурантов.
Сегодня проходят акции в поддержку фигурантов «Нового величия» и «Сети» — двух дел, о которых стало известно благодаря работе «ОВД-Инфо». Поддержите нас, чтобы мы могли рассказывать о политических преследованиях.