Статьи

Дело Удальцова и Развозжаева: инкриминируют «Майдан»

11.04.2014

С вынесением приговора по «Делу восьми» «Болотное дело» не закончилось. В настоящее время в Мосгорсуде проходят слушания по делу активистов Левого фронта Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева, которое имеет к «Болотному делу» самое прямое отношение. Однако обвинение Удальцову и Развозжаеву событиями на Болотной площади 6 мая 2012 года не ограничивается.

В обвинительном заключении — документе, в котором изложены предъявленные Удальцову и Развозжаеву обвинения, сформулированные по результатам работы следствия, — говорится, что Удальцов и Развозжаев были организаторами массовых беспорядков, якобы имевших место на Болотной, а также готовились к организации массовых беспорядков по всей стране во время встреч с активистами в регионах и проведения семинаров за границей. Все это якобы осуществлялось на деньги бывшего главы комитета парламента Грузии по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе. Развозжаев, кроме того, обвиняется в незаконном пересечении границы с Украиной 15 октября 2012 года — по данным следствия, он использовал паспорт брата вместо своего.

Дело о подготовке массовых беспорядков по всей стране возникло по следам показанного 5 октября 2012 года каналом НТВ фильма «Анатомия протеста-2», в котором демонстрировалась видеозапись неизвестного происхождения, на которой якобы запечатлены Удальцов, Развозжаев и Таргамадзе, ведущие переговоры о возможности получения денег на совершение тех или иных протестных акций с целью свержения власти. Во встрече, якобы происходившей на территории Белоруссии, участвовали также консул Грузии в Молдавии Михаил Иашвили, помощники Таргамадзе и Иашвили, а с российской стороны — бывший член Революционной партии коммунистов Константин Лебедев и активист движения «Смена» Юрий Аймалетдинов. Лебедеву, как и Удальцову, были предъявлены обвинения в организации массовых беспорядков на Болотной и подготовке к организации массовых беспорядков по всей стране. Он признал вину и пошел на сделку со следствием, в результате чего его дело рассматривалось в особом порядке, и 25 апреля 2013 года он был приговорен к двум с половиной годам лишения свободы. В деле Удальцова и Развозжаева Лебедев и Аймалетдинов выступают в качестве свидетелей обвинения.

На Болотной площади Удальцов был задержан, когда вышел на сцену с мегафоном и призывал собравшихся не расходиться. Это произошло уже после прорыва полицейской цепочки и столкновения с полицией. Позднее, в течение 2012 года, его неоднократно задерживали на различных акциях (как и в 2011 году). 12 июня 2012 года, как и у некоторых других оппозиционеров, был проведен обыск в квартире его родителей, где он прописан.

По делу «Анатомии протеста-2» Удальцов в первый раз дал показания 10 октября. Спустя неделю было возбуждено дело о подготовке к организации массовых беспорядков. 26 октября Удальцову было предъявлено обвинение, была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. 10 января 2013 года дело «Анатомии протеста-2» было объединено с «Болотным делом» в общее производство. 9 февраля Удальцов был отправлен под домашний арест.

Развозжаев вскоре после допроса в октябре 2012 года уехал в Киев, где подал заявление о предоставлении политического убежища. Сразу же после этого прямо у здания Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев в Киеве его затолкали в машину неизвестные и увезли. Развозжаев был доставлен в Следственный комитет, где, по официальным данным, написал явку с повинной об организации событий 6 мая. Почти сразу же Развозжаев заявил, что писал этот текст под пытками и угрозами убийства членов его семьи. Подробности того, как его вывезли из Киева и заставили давать признательные показания, он сообщил правозащитникам из Общественной наблюдательной комиссии Москвы. 22 октября Развозжаев был арестован, на следующий день ему было предъявлено обвинение по делу «Анатомии протеста-2». 25 октября Развозжаев официально отказался от признательных показаний.

Несмотря на то, что МВД Украины признало, что Развозжаев был похищен российскими спецслужбами, дело возбуждено не было, поскольку Развозжаев «нашелся».

21 ноября Развозжаеву было предъявлено обвинение в разбое — якобы в 1997 году в Ангарске Развозжаев напал на местного предпринимателя и похитил у него видеокамеру и 500 меховых шапок. 4 декабря было возбуждено дело о незаконном пересечении границы по дороге в Киев.

Несмотря на истечение срока давности по делу о разбое 20 декабря Развозжаев был этапирован в Иркутскую область. Вернули его в Москву только 18 марта 2013 года. За это время дело о разбое было все-таки закрыто — в связи с истечением срока давности. Развозжаев сообщал, что подвергается «чудовищному давлению». Общественный защитник Развозжаева, корреспондент «Новой газеты» Юлия Полухина расссказала ОВД-Инфо, что и в Иркутск, и в Челябинск, где Развозжаева помещали в СИЗО во время этапирования, к нему приезжали московские следователи, ведущие дело о массовых беспорядках, в частности, следователь Рустам Габдулин, и пытались склонить его к сотрудничеству, предлагая сделку, в соответствии с которой он должен будет подписать все, что ему дадут на подпись. Развозжаев не соглашался.

12 декабря на заседании в Басманном суде по продлению Развозжаеву срока содержания под стражей он заявил, что в зале присутствует человек, который его пытал. Соратники Развозжаева опознали в этом человеке следователя Дмитрия Плешивцева. В связи с этим 18 января 2013 года против Развозжаева было возбуждено дело о заведомо ложном доносе (обвинение было предъявлено 21 марта, расследование завершено 17 апреля).

Весной и летом 2013 года в ряде регионов России прошли обыски и допросы местных оппозиционных активистов в связи с деятельностью Удальцова по организации дискуссионных лагерей в регионах летом 2012 года. Активисты отмечали, что в ряде случаев следователи переиначивали их показания (так, тамбовская активистка Варвара Соловьева сообщала, что протокол пришлось перепечатывать три раза, поскольку она требовала убрать оттуда слова, которых не говорила — например, о том, что Удальцов, приглашая ее в Москву, предлагал оплатить поездку).

21 июня расследование уголовного дела Удальцова и Развозжаева было завершено. В конце октября Удальцов закончил знакомиться с делом, после чего Развозжаеву ограничили срок ознакомления до 15 ноября — по словам Юлии Полухиной, он успел ознакомиться только с 81 томом из 94 и не смог посмотреть ни кадра из прилагающихся к делу видеозаписей.

Первое предварительное заседание в Мосгорсуде по делу Удальцова и Развозжаева состоялось 26 декабря. Судья Александр Замашнюк вернул дело в прокуратуру для исправления недостатков обвинительного заключения. 21 января 2014 года дело вновь было передано в Мосгорсуд: в результате устранения нарушений защита была лишена свидетелей — одни свидетели в обвинительном заключении стали свидетелями обвинения, упоминание других было исключено из текста.

В настоящее время обвинение представляет свои доказательства, суд слушает свидетелей обвинения. Ни один из свидетелей, равно как и потерпевших, не подтверждает, чтобы Удальцов или Развозжаев руководили чьими-либо насильственными действиями на Болотной. Только Константин Лебедев заявил, что Развозжаев организовал прорыв полицейской цепочки. При этом в показаниях омоновцев появились новые детали, о которых в ходе «Дела восьми» никто не слышал, — будто бы омоновцев затягивали в толпу ржавыми крюками и били по голове металлическими прутьями, которые отдирали от барьеров; солдаты-срочники бегали с порезанными бронежилетами, из которых торчали железки, потому что у людей были ножи; люди несли заостренные древки, женщины якобы шли драться; использовались бутылки со спиртным, «коктейли Молотова». Полухина отмечает, что таким образом делается упор на то, что происходившее на Болотной было очень похоже на Майдан.

Адвокаты в настоящее время готовят возражения на действия председательствующего в процессе Александра Замашнюка (процесс ведет коллегия из трех судей). Их недовольство вызывает, в частности, то, что судья Замашнюк запрещает задавать вопрос «Что вы понимаете под массовыми беспорядками?» на том основании, что всем и так известно, что такое массовые беспорядки. Согласно ст. 212 УК, один из признаков массовых беспорядков — использование оружия. Судья настаивает, что камни в руках гражданских лиц тоже являются оружием, — по мнению защиты, это подмена юридических понятий. «Когда адвокаты пытаются выяснить, обращался ли потерпевший за медицинской помощью — а как минимум половина вообще не обращалась, они говорят, что им в бронежилет попало, следов не осталось, и они не посчитали нужным обращаться к врачу, — судья ссылается на Достоевского, говоря, что ни одному человеку не дано понять чужую боль», — рассказывает Полухина.

Скандал произошел в ходе заседания 1 апреля. Ранее заседания переносились из-за того, что Удальцов был на больничном до 1 апреля в связи с обострением заболевания желудка. Несмотря на то, что больничный Удальцову был продлен до 2 апреля, судья настоял на его доставлении в суд. Затем судья заявил Удальцову, что больничный ему официально не выдавали, поэтому оснований для переноса заседания нет. Когда же Удальцов пожаловался на плохое самочувствие, в течение трех минут в зале по вызову судьи через прокурорский вход появились врачи «скорой помощи» вместе с медсотрудником суда, которые зафиксировали, что в госпитализации Удальцов не нуждается и может участвовать в процессе. (Как отметила Юлия Полухина, на это заседание были приглашены корреспонденты центральных телеканалов.) В перерыве адвокат Удальцова Виолетта Волкова позвонила заведующей его районной поликлиники и выяснила, что больничный ему выдавался и, возможно, в запросе суда был указан неправильный номер больничного листа. Однако когда она попыталась выяснить, действительно ли в оглашенной судьей справке сказано, что Удальцов может участвовать в процессе, судья не дал ей возможности огласить эту информацию и сделал предупреждение. Затем судья перешел к допросу свидетелей обвинения. В этот момент Удальцов вновь попросил вызвать ему врача, но судья сделал ему замечание, а в ответ на повторную просьбу удалил Удальцова из процесса до окончания прений. Это означало, что Удальцов должен будет появиться в суде в следующий раз только для того, чтобы произнести последнее слово.

Тем не менее 7 апреля судья разрешил Удальцову присутствовать на процессе после ходатайства адвокатов.

Помочь проекту
ОВД-Инфо собирает деньги на работу группы мониторинга: каждый день мы пишем о политических преследованиях
закрыть

Помочь проекту